загрузка...

Аграрная реформа как основа переустройства сельского хозяйства


Значение сельского хозяйства для такой аграрно-индустриальной страны, как Перу, огромно. В 1972 г. доля сектора, в котором было сосредоточено 43,5% экономически активного населения (ЭАН) страны, составляла 15% ВВП. В то же время производственная деятельность 56% промышленных предприятий была связана с продукцией, производимой сельским хозяйством. В структуре национального экспорта почти 20% стоимости приходилось на сельскохозяйственные товары, а с продукцией рыболовства эта доля достигала 50%. На сельскохозяйственные товары, главным образом продовольствие, падало и 20% импорта.
Важнейшей причиной кризиса, в котором находилось сельское хозяйство Перу до конца 60-х годов, являлось господство лати- фундизма. Отсутствие до недавнего времени закона, препятствующего концентрации земли, привело к тому, что в руках 0,12% землевладельцев было сосредоточено 59% сельскохозяйственной площади страны \ Использование крупными земельными собственниками монопольного права на землю, как на объект собственности, препятствовало свободному переливу капитала в эту отрасль хозяйства и росту на этой основе органического строения капитала. Последнее позволяло получать латифундистам доход в условиях продолжительного кризиса, охватившего отрасль, и чрезмерного отставания сельского хозяйства от других секторов экономики.
Необходимо учитывать также, что среди крупных землевладельцев было немало иностранных собственников. Величина земельной собственности, принадлежавшей одному лишь семейству Гильдемейстеров (компания «Гильдемейстер»), равнялась 557 тыс. га2, что составляло 3% всей сельскохозяйственной площади страны. Крупными иностранными земельными собственниками были также компании «Серро-де-Паско» (320 тыс. га), «В. Р. Грейс», «Андерсон Клайтон», Б. Эспантосо, JI. Миранда, группа JI. де Романья и др. Прибыль, получаемая ими, вывозилась из страны.
При остром дефиците обрабатываемых площадей земли, принадлежавшие иностранному капиталу, только частично были втянуты в сельскохозяйственный оборот. На латифундиях компании «Гильдемейстер» только по шести аграрным зонам из общего количества земли в 105 тыс. га обрабатывалось менее 20 тыс.
Другая ее часть составляла так называемую заброшенную землю 3.
Параллельно концентрации земли в стране шел процесс образования минифундий: 83% крестьянских семей владели 5,8% земельного фонда страны 4. Размеры минифундий и низкий уровень сельскохозяйственной техники едва позволяли обеспечивать продовольствием владельцев и членов их семей. Вместе с аграрным перенаселением это явилось основой существования в сельском хозяйстве большого потенциального рынка дешевой рабочей силы, широкого распространения аренды, издольщины и других форм производственных отношений, типичных для докапиталистических формаций.
Особенно широкое распространение эти формы получили в горном районе Сьерра, где проживает половина всего населения Перу, большей частью индейцы. Многовековое существование здесь сельской общины — айлью — вызвало к жизни особую социально-экономическую систему, «так называемую систему сельских общин, которая придавала каждому из этих маленьких союзов независимый характер и обрекала его на обособленное существование» 5. Ведение общинами хозяйства на этих землях, а также на землях, арендуемых у латифундистов, было направлено исключительно на обеспечение собственных нужд в продуктах питания. Существование подобной массы населения вне сферы товарно-денежных отношений стало серьезным тормозом на пути социально-экономического развития страны.
Стагнация аграрного сектора Перу проявлялась в неустойчивом валовом сборе сельскохозяйственных культур, в застойной и снижающейся урожайности. Это наиболее заметно при анализе производства сельскохозяйственных культур, поставляемых на внутренний рынок, прежде всего продовольствия, национальное производство которого не могло обеспечить существующих потребностей. В то же время такие культуры, как хлопок, сахар и другие, возделывались на лучших землях с использованием современной техники и новейших агрохимических способов производства. Эта продукция, составлявшая основные статьи перуанского экспорта, производилась в большинстве своем иностранными компаниями и приносила ее владельцам крупные прибыли. Импорт продовольствия и экспорт тропических культур поставил страну в высокую степень зависимости от мирового рынка.
Для преодоления кризиса и уменьшения зависимости сельского хозяйства Перу от внешнего рынка на первом этапе был одобрен ряд законов, которые необходимо рассматривать как комплекс мер, направленных на решение аграрной проблемы. В июне 1969 г. был принят Закон об аграрной реформе № 17716, провозглашенный одним из решающих пунктов социально-экономической программы правительства X. Веласко Альварадо6. Его дополнением явился Декрет № 17752 — Основной закон о водных ресурсах, ликвидировавший частную собственность на водные ресурсы и объявлявший их государственной собственностью, использование их может осуществляться в соответствии с общественными интересами и в целях развития страны 7. Составными частями Закона № 17716 явились Органический закон аграрного сектора № 19608 от ноября 1972 г., Закон о нормах но обеспечению максимального развития сельскохозяйственных кооперативов № 18299 от марта 1972 г. и другие многочисленные правительственные акты.
Первоочередной задачей аграрной реформы провозглашалась ликвидация латифундизма. Успехи в ее проведении позволяют констатировать, что она носила антифеодальный и антиимпериалистический характер. Реализация данной цели способствовала бы созданию в деревне базы «социальной справедливости» и более активного вовлечения крестьян в экономическую, политическую и общественную жизнь страны 8.
Предполагалось, что ликвидация латифундистской системы и создание новой производственной структуры позволят решить ряд конкретных задач, в частности снизить социальную напряженность в деревне и замедлить темпы миграции в города. Решение последней задачи связывалось с созданием дополнительно 300 тыс. рабочих мест. Успешное проведение реформы должно было решить проблему «рационального питания» населения страны, что могло быть обеспечено за счет темпов роста Сельскохозяйственной продукции на уровне 4,5%. Экономя таким образом валюту, идущую на импорт продовольствия, а также увеличивая ее поступления путем наращивания экспорта сельскохозяйственной продукции, можно было бы в определенной мере решить финансовую проблему страны.
Общее руководство по координации аграрной программы было возложено на министерство сельского хозяйства, «которое выражает и направляет аграрную политику в соответствии с политикой и планами правительства, осуществляет руководство службами министерства, надсмотр за государственными децентрализованными организациями и координирует совместно с другими министерствами и центральными административными учреждениями проводимые ими мероприятия» 9.
На проведении аграрной реформы также сказались два этапа перуанского революционного процесса. В течение первого этапа на основе мер правительства X. Веласко Альварадо (не свободных от ошибок) был осуществлен ряд серьезных преобразований в аграрном секторе страны. Появление экономических трудностей как объективного, так и субъективного характера привело к замедлению аграрной реформы. Юридически это было оформлено в 1974 г. в виде прав землевладельцев на «апелляцию о государственном покровительстве». Благодаря этому акту экспроприации не подлежали земли 300 крупных поместий. На втором этапе правительство Ф. Моралеса Бермудеса предприняло ряд шагов по ревизии отдельных положений аграрной реформы. Оно так и не довело до конца воплощение в жизнь некоторых принципиально важных положений, провозглашенных в Законе об аграрной реформе 1969 г.
В частности, правительство Ф. Моралеса Бермудеса проявило непоследовательность в отношении так называемых максимальных участков. Дело в том, что максимально допустимые участки мыслились как одно из средств ликвидации латифундизма. Размеры такого участка колебались в зависимости от качества земли, расположенной в различных природно-климатических зонах: Косте (на побережье), Сьерре (в горной местности) и Сельве (в районе тропических лесов), а также от характера ведения там хозяйства. Максимальная величина сельскохозяйственных угодий относится в современной перуанской статистике к группе так называемой средней собственности. Первоначальный ее размер составлял для поливного участка в Косте 150 га, а в Сьерре и в так называемой «сухой» Сельве он колебался в зависимости от плодородия в пределах 15—55 га. Для другой категории земель, так называемых суходольных, расположенных в этих же природно- климатических зонах, максимальный размер участка определялся на основе такого соотношения: 1 га поливных приравнивался к 2 га суходольных 10.
Максимальная величина пастбища в личном владении была установлена в 1500 га для Косты. Для Сьерры и «сухой» Сельвы при определении этой величины за основу брался участок земли, необходимый для содержания 5 тыс. овец. При выполнении земельным собственником определенных требований11 размер участка, как обрабатываемого, так и пастбищного, мог быть увеличен для обрабатываемого участка в Косте до 200 га, в Сьерре и Сельве в 2—3 раза, а для пастбищ в 3—4 раза.

В процессе перераспределения земли становилось очевидным несовершенство данных статей аграрной реформы. В Перу насчитывалось 1,2 млн. семей безземельных крестьян. Конфискация и распределение излишков на основе Закона № 17716 предполагали обеспечение землей лишь 33% нуждающихся12. Установленный уровень максимального надела превышал экономически необходимый, так как организация производственного процесса в единоличном хозяйстве делала необходимым привлечение рабочей силы для обработки земли. К тому же надо иметь в виду другие причины: при выполнении земельным собственником определенных требований размер участка мог значительно превосходить объявленный максимум; часть латифундистов сумела раздробить имевшиеся земли. Эти обстоятельства не могли не обострить социальную напряженность в деревне 13. Формально пра^ вительство Ф. Моралеса Бермудеса предприняло шаги для решения проблемы.
В декабре 1975 г. оно приняло решение понизить размеры максимальной площади участков, находящихся в личном пользовании до 30 га в районе Сельвы и гор и до 50 га на побережье н, подтвердив неприкосновенность участков минимального размера в районе Сельвы и гор величиной в 5 га и на
Косте — 15 га. Этим же декретом размеры участков, используемых под пастбища, установлены на уровне, который необходим для содержания 3 тыс. овец или 375 коров.
Проведение в жизнь этого декрета способствовало бы более равномерному распределению земли среди крестьян. Однако этому мешали непоследовательность шагов военного правительства. В июне 1976 г. оно декларировало завершение процесса изъятия земельных излишков и снижения уровня бюджетных расходов как для развития сельского хозяйства в целом, так и для проведения аграрной реформы. В 1978 г. был принят новый закон, допускающий при определенных видах производственной деятельности увеличение максимального размера участка с 50 до 150 га.
Важным пунктом аграрной реформы явился вопрос об условиях экспроприации излишков земли. Ее экономической основой стал выкуп. Определенным шагом вперед по сравнению с аграрной реформой правительства Ф. Белаунде Терри было установление величины выкупа за конфискованную землю не на основе рыночной стоимости земли, а исходя из данных Главного налогового управления. Эта величина была определена самим земельным собственником, и с этой суммы он платил поземельный налог.
Выкуп излишков сельскохозяйственной площади осуществлялся государством в централизованном порядке. Компенсация землевладельцам предусматривала частичное покрытие стоимости земли бонами трех категорий — А, В, С. Вид бон определялся характером ведения хозяйства на экспроприируемой земле — способом производства, формой ведения хозяйства и т. д. Другую часть выкупных площадей составляли выплаты в денежной форме.
Осуществляемые правительством мероприятия в области компенсации за земельные излишки потребовали значительного объема финансовых ресурсов. Только с 1969 по 1974 г. из государственного бюджета на эти цели было израсходовано 58,8 млн. долл. 15 При остром дефиците свободных финансовых ресурсов правительство прибегло к выпуску бон, которые были рассчитаны на погашение в течение 20—30-летнего периода (в зависимости от указанных выше трех категорий бон) и имели процентную ставку от 4 до 6%. Для финансирования выкупных операций правительством первоначально был выпущен заем на сумму 15 млрд. солей (около 350 млн. долл.). В дальнейшем было выпущено еще несколько подобных займов.
Система выплаты компенсаций предоставила бывшим латифундистам возможность использовать имевшиеся боны и денежные суммы, полученные по аграрной реформе, вкладывая их как капитал в промышленные проекты, и превратиться тем самым в капиталистических предпринимателей. В связи с этим правительство разработало «метод промышленной конверсии аграрных бон». Основными требованиями для выполнения этого положения являлось превращение не менее половины имевшихся бон 16 в акции промышленных предприятий, список которых был утвержден правительством, без права их продажи в течение 10 лег. В целях финансовой поддержки практики конверсии правительством был организован специальный фонд — «Фондо де финансьон пара ла промосьон де эмпресас индустриалес». Его источником был определен государственный бюджет, из которого он должен был получать 1% его общей суммы, а также средства, аккумулируемые за счет выкупных платежей за землю.
В известной мере правительство добилось успеха в области инвестирования методом промышленной конверсии. Высокие темпы инфляции и перспектива потери значительной доли стоимости в условиях введения государством льгот для конверсируемого капитала способствовали тому, что владельцы именных бон шли на их вложение в различные проекты национальной промышленности. По некоторым оценкам, приток инвестиций за 1972—1975 гг. составил 20 млн. долл.
Логическим продолжением мероприятий правительства по ликвидации латифундистской системы стала практика распределения земли. Ее основой явился принцип «земля принадлежит тем, кто ее обрабатывает» 17. Закон устанавливал, что ее владельцем мог быть только гражданин Перу, достигший 18-летнего возраста, и исключал ее концентрацию в руках иностранных предпринимателей.
Правительственный декрет устанавливал также очередность распределения земли. Прежде всего она передавалась в пользование крестьянам, объединенным в производственные союзы 18. Преимуществом пользовались единоличники, располагавшие недостаточным количеством земли. Однако большая группа сельскохозяйственных производителей, относящаяся в перуанской статистике к категории «сельскохозяйственный рабочий» (временные, сезонные и т. д.), не получила прав на приобретение земли. В результате проблема скрытой безработицы является весьма острой. На начало 1979 г. из 1,7 млн. семей, проживающих в сельской местности, 62% были заняты неполный рабочий день и получали низкую зарплату.
Распределение наделов из фонда аграрной реформы происходило на основе продажи «по стоимости, соответствующей производительному потенциалу земли, но ни в коем случае не выше цены, по которой она изымалась» 19. В процессе наделения землей возник ряд трудностей. Они были связаны прежде всего с несовершенством законодательства, на основе которого проводилась перестройка производственной структуры сельского хозяйства. Зачастую латифундисты добивались в судебных инстанциях затягивания и срыва решений государственных органов об изъятии у них излишков земли. Многие латифундисты прибегли к фиктивной передаче земли родственникам и подставным лицам. Кадры, которым правительство поручило проведение ревизионного досмотра, были недостаточно подготовлены. В результате конфискация и распределение наделов проводились с большим опозданием; запланированные сроки срывались. Согласно данным министерства сельского хозяйства, на апрель 1979 г. 356,2 тыс. крестьянских семей было передано 8,1 млн. га. Таким образом, около 50 тыс. семей, которые первоначально подпадали под действие реформы, не получили земли, а национальный фонд распределяемой земли сократился на 20.
Знакомство с практикой выкупа земли говорит о непоследовательности правительства в таком сложном вопросе, как распределение бремени расходов, связанных с выплатой латифундистам компенсаций. Установление правительством вместо безвозмездной передачи земли крестьянам величины выкупа на основе фиксированного уровня, определенного до реформы самим латифундистом, нельзя истолковать как шаг правительства в пользу сельских тружеников, так как этот уровень был ниже существовавшей в то время рыночной стоимости.
Уровень выкупа имеет принципиальное значение, так как в значительной мере определяет степень развития капитализма, повышения жизненного уровня крестьян и широту внутреннего рынка, которые находятся в обратно пропорциональной зависимости от размера выкупа, вносимого крестьянином 21. Практика аграрного процесса в Перу показывает, что выкупные платежи стали тяжелым бременем для крестьянских масс, увеличивающимся вследствие постоянно растущей задолженности по платежам. Признанием этого факта стало принятие правительством в апреле 1973 г. решения не взимать выкупных платежей с участков, не превышающих размера 5 га орошаемой земли, 10 га суходольной и 30 га пастбищ 22. Одновременно была аннулирована задолженность мелких крестьянских хозяйств. О характере этого закона говорит и то, что эта мера распространялась на 75 тыс. крестьянских семейств23. Декрет разрешал также выдачу удостоверений и вступление во владение землей для крестьян, срок выплаты компенсации которых еще не истек. Это был весьма позитивный шаг правительства, однако он не распространялся на другие группы земель, в отношении которых правительство ограничивалось полумерами. Это касается и установления удлиненных сроков погашения выкупов, и объявленного моратория по платежам на пять лет, которые носили характер половинчатых мер, только затягивающих решение вопроса.
<< | >>
Источник: Зубрицкий А.Ю.. ПЕру: социально- экономическое и политическое развитие (1968—1980) ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» МОСКВА 1982. 1982

Еще по теме Аграрная реформа как основа переустройства сельского хозяйства:

  1. § 3. Предприятия в сельском хозяйстве
  2. Глава 26 Управление сельским хозяйством
  3. Сельское хозяйство двадцатого века
  4. 3.5. Некоторые замечания относительнопроизводительности сельского хозяйства
  5. Сельское хозяйство, промышленное животноводство, мелиорация
  6. Сельское хозяйство в XIV – XVI веках
  7. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ТРУДА В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ
  8. Развитие княжеского сельского хозяйства и землевладения.
  9. Сельское хозяйство на ранних стадиях
  10. 8. Приручение природы: чёткое и упрощённое сельское хозяйство
  11. Коллективное сельское хозяйство и интенсивное производство
  12. Закон об улучшении положения в сельском хозяйстве(12 мая 1933г.)
  13. Развитие массовой коллективизации сельского хозяйства
  14. СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЕ СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО СССР НА КРУТОМ ПОДЪЕМЕ
  15. §4. Аграрная столыпинская реформа
  16. Глава вторая Преобразования в сельском хозяйстве и проблемы создания новой организационно-производственной структуры
  17. 8.5. «Третьеиюньская» монархия. Аграрная реформа П. А. Столыпина
  18. Санитарно-паразитологическая оценка методов предварительной подготовки и использования в сельском хозяйстве осадков сточных вод
  19. Собственно земельного законодательства в пореформенной России вплоть до аграрной реформы
  20. Глава VII Семейное хозяйство как одно из слагающих системы народного хозяйства и возможные формы его развития