загрузка...

Исторические предпосылки возникновения в Перу режима прогрессивной ориентации (вместо введения)


Одним из важных этапов в социально-экономическом и политическом развитии Перу явились годы второй мировой войны. Фактического участия в военных действиях Перу не принимала, хотя и объявила в начале 1945 г. войну Германии и Японии. Сложившаяся во время войны конъюнктура способствовала дальнейшему экономическому развитию страны. Увеличились добыча и экспорт металлорудных ископаемых, производство и вывоз сахара и хлопка, наблюдался рост цветной металлургии, текстильной, пищевой, деревообрабатывающей и других отраслей промышленности. Расширился государственно-капиталистический сектор \ Все это привело к численному росту рядов перуанского рабочего класса, возрастанию его социально-политической роли. Что касается качественной стороны вопроса, а именно роста политического сознания и организованности пролетариата Перу, а также усиления позиций его авангарда, то при ее оценке необходимо учитывать действие факторов не только внутреннего, но и внешнего характера, прежде всего всемирно-историческое значение победы советского народа над фашизмом и установление нового общественного строя в ряде стран Европы и Азии. Но перуанская экономика достигла успехов в условиях усиливающейся зависимости от иностранного капитала, главным образом американского. Характер этой зависимости не изменился и в последующий период, когда в 1945 г. на пост президента был избран Хосе Луис Бустаменте, кандидат Народно-демократического фронта, буржуазно-либеральной коалиции партий, сгруппировавшихся вокруг Народной партии (АПРА) 2. Располагая большинством в обеих палатах конгресса, апристы провели ряд законов, которые были направлены не на коренное улучшение жизни народных масс, а на упрочение позиций АПРА. Одновременно эта партия все больше эволюционировала вправо, скатываясь на антикоммунистические и проимпериалистические позиции. В 1946 г. контролируемый апристами конгресс проголосовал за предоставление американской компании «Стандарт ойл» концессии на разведку нефти на территории в 5,5 млн. акров. Однако стремление АПРА полностью захватить власть в свои руки вызвало опасения традиционных буржуазно-помещичьих партий.
В середине 1947 г. распался Народно-демократический фронт, а через год правительство потребовало от президента объявить АПРА вне закона. Создалась крайне напряженная обстановка. И апристы, и их соперники готовились к перевороту. Поднятое апристами 3 октября 1948 г. восстание во флоте было подавлено. Власть захватил генерал Мануэль Одриа, диктатура которого длилась до 1956 г. Переворот, совершенный Одриа, носил реакционный, военно-фашистский характер. АПРА была объявлена вне закона. Лидер апристов В. Айя де ла Торре укрылся в колумбийском посольстве, в котором он пробыл шесть лет. На апристов, а также на все прогрессивные и демократические силы, включая компартию, обрушились жестокие репрессии и гонения. Установление одристской диктатуры было одним из звеньев наступления реакционных сил во всей Латинской Америке, направленного на подавление развернувшихся в регионе освободительных движений. Главным организатором и руководителем этого наступления был американский империализм, который, действуя через послушных ему диктаторов типа Одриа, почти бесконтрольно осуществлял в Перу и других латиноамериканских странах экономическую, политическую и идеологическую экспансию.
Незатихавшая борьба против диктатуры — забастовки, восстания, митинги протестов — вынудили Одриа согласиться на проведение президентских выборов в 1956 г. К власти пришел ставленник буржуазно-помещичьих кругов М. Прадо. В годы его правления американские монополии действовали в стране, как в своей вотчине. В угоду американскому империализму в 1960 г. М. Прадо разорвал дипломатические отношения с революционной Кубой. В 1961 г. в очередной раз была объявлена вне закона компартия. Репрессии против прогрессивных сил должны были, по мысли М. Прадо, обеспечить успех реакционным группировкам на выборах 1962 г. Основными претендентами на президентское кресло были В. Айя де ла Торре (АПРА), Одриа (Национальный союз одристов), Ф. Белаунде Терри (партия Народное действие). От левых сил выступали генерал Пандо (Фронт национального освобождения) и Лусиано Кастильо (Социалистическая партия). Ни один из кандидатов не набрал нужного числа голосов. АПРА и сторонники Одриа начали осуществлять сговор в целях передачи последнему президентского поста. Однако расчеты и планы политических группировок оказались сорваны военным переворотом 18 июля 1962 г. Советские ученые по-разному оценивают это событие3. При всей непоследовательности военных, пришедших к власти, и противоречивости их политики становилось очевидным, что в вооруженных силах Перу появились новые веяния и новые силы, и перуанская армия перестает быть послушным орудием в руках олигархии и ее империалистических хозяев. Важнейшими факторами, обусловившими этот процесс, явились изменения социального состава офицерского корпуса и влияние на него передовых идей, получивших широкое распространение во всем мире благодаря победе социалистической революции в России, а затем и в ряде других стран, особенно на Кубе, успехам в строительстве новой жизни в СССР и во всех государствах социалистического содружества и развертыванию освободительных движений в самой Перу, прежде всего пролетарского.
Положительная сторона переворота проявилась, в частности, в том, что он воспрепятствовал приходу к власти наиболее одиозных представителей перуанской реакции, выразителей интересов олигархии и иностранного, главным образом американского, монополистического капитала. Нельзя пройти и мимо таких шагов военного правительства, как изменение некоторых статей трудового законодательства в пользу рабочих и служащих, введение прямых налогов на прибыли компаний и лиц, получающих высокие доходы, создание Института национального планирования, принятие Декрета об основных положениях аграрной реформы, в котором — при всей его ограниченности — ставился вопрос о конфискации латифундистской собственности, и некоторых других мероприятий4. Еще до переворота объединенное военное командование высказалось за ликвидацию концессии на нефтяные месторождения JIa-Бреа и Париньяс, предоставленной компании «Интернэшнл петролеум». Оценивая в целом деятельность военной хунты, один из видных перуанских политических деятелей писал в то время: «Верные торжественной клятве, военные высоко держат знамя национальной безопасности, под которым родилось отечество в кровавой борьбе против колониализма» 5.
Однако после переворота обсуждение вопроса о судьбах месторождения Ла-Бреа и Париньяс выявило серьезные разногласия внутри военной хунты. Ее глава — генерал Перес Годой в марте 1963 г. подал в отставку, после чего курс на проведение социально-экономических мероприятий практически оказался свернутым.
Отсутствие твердого единства в среде высших офицеров, усиление правого крыла в военной хунте, принятие ею некоторых шагов антидемократического характера, определенная растерянность военных перед лицом сложности и трудности задач экономического, социального и политического переустройства, отсутствие поддержки со стороны широких демократических кругов привели к тому, что, не осуществив глубоких структурных преобразований, военное правительство согласилось на проведение всеобщих выборов и передачу власти гражданской администрации. Выборы состоялись 9 июня 1963 г. Большинство голосов было подано за Ф. Белаунде Терри, основателя и лидера партии Народное действие. Хотя эта партия и была весьма разношерстной по составу, в ней доминировали интересы и настроения национальной буржуазии, склонной на определенном этапе при опоре на массы к проведению некоторых реформ с целью ограничить всесилие олигархии и империализма и тем самым обеспечить более благоприятные условия для своей собственной экономической, политической и идеологической деятельности. В то же время национальной буржуазии Перу, как и других латино-
в
американских стран, свойственны тенденции к соглашательству с империализмом и олигархией и даже к слиянию с ними. Выступая против всесилья иностранных и транснациональных компаний, этот слой буржуазии одновременно нередко выступает под лозунгом привлечения финансово-экономической помощи со стороны тех же самых империалистических кругов.
Ведя предвыборную кампанию, Ф. Белаунде Терри выдвигал внешне довольно радикальные требования (национализация нефтяных месторождений Ла-Бреа и Париньяс, аграрная реформа, индустриализация, улучшение социального обеспечения й системы образования, строительство и улучшение дорог и т. д.). Для этой широковещательной программы Ф. Белаунде Терри придумал символическое и многозначительное название «Завоевание Перу перуанцами»6. Коммунисты голосовали за Белаунде Терри, поскольку из всех претендентов на президентское кресло только он не являлся кандидатурой полного подчинения империализму и местной реакции. Компартия при этом не исключала возможности перехода, хотя бы и временного, на демократические и националистические позиции буржуазных кругов, поддерживавших Ф. Белаунде Терри, под давлением народных масс. Однако на деле правительство Терри не смогло решить ни одной коренной проблемы, стоявшей перед страной, и чем дальше, тем больше отступало под натиском местной реакции и иностранных монополий. По существу президент и правительство шли на поводу у одристов и апристов, располагавших большинством мест в конгрессе, причем апристы скатились на позиции прямых агентов американского империализма.
Только за первые полгода правления правительство получило от США займов на сумму 300 млн. солей, еще больше усилив тем самым зависимое финансово-экономическое положение страны. Кульминационной точкой в длинной цепи отступлений перед иностранными монополиями явилось подписание так называемого Таларского акта, по которому компания «Интернэшнл петролеум» получала почти монопольные права на добычу нефти в стране.
Как известно, вступление Ф. Белаунде Терри на пост президента совпало с развертыванием программы нового этапа экспансии США в Латинскую Америку под претенциозным названием «Союз ради прогресса». Реформистские планы Ф. Белаунде Терри в общем согласовывались с положениями этой программы, что и обусловило «помощь» североамериканской администрации перуанскому правительству. Однако вместо запланированных 100 млн. долл. Перу получила лишь 27 млн. долл., причем за тот же период дивиденды и отчисления от прибыли североамериканских монополий составили 146 млн. долл.7 В целом частные американские инвестиции в перуанскую экономику с 1964 по 1967 г. выросли с 464 млн. до 605 млн. долл.8, все более превращая в фикцию экономическую независимость страны.
Тяжелое положение сложилось в перуанской деревне. По сравнению с 1962 г. к 1968 г. сократился и общий объем сельскохозяйственной продукции, и ее производство на душу населения9. Темпы прироста валового сельскохозяйственного производства отставали от темпов роста населения. Перуанское крестьянство, особенно индейское, все сильнее страдало от земельного голода. Из общего числа социальных конфликтов за 1956—1964 гг., во время которых имелись жертвы, 86% падает на крестьянские волнения 10.
Огромных размеров достигла безработица и неполная занятость среди сельского населения. В мае 1964 г. правительство Ф. Белаунде Терри приняло Закон об аграрной реформе. Выдвинув цели перераспределения земли и наделения ею нуждающихся крестьян за счет владений латифундистов и церкви, закон не предусматривал достаточно эффективных средств для их достижения. Многочисленные исключения и оговорки по существу оставляли нетронутой систему латифундистского землевладения. Основными методами реформы мыслились колонизация, освоение новых земель. Крестьяне были обязаны выплачивать выкуп за получаемую землю.
Экономические трудности тяжелым бременем ложились на плечи трудящихся, недовольство которых подавлялось с помощью репрессий.
Почти сразу же после занятия Ф. Белаунде Терри президентского кресла власти организовали расправу над прогрессивными силами в департаменте Куско под предлогом раскрытия «коммунистического заговора». Около 500 активистов и членов профсоюзов были арестованы и заключены в концлагеря, расположенные в сельве. Из особо «надежных» жандармов был создан специальный «батальон борьбы с подрывными элементами», задачей которого стала расправа над прогрессивными силами. Тем не менее борьба трудящихся масс нарастала. В забастовочном движении принимали участие горняки, текстильщики, металлурги, учителя. По инициативе Перуанской коммунистической партии была создана коалиция Левое единство, в которую вошел ряд левых политических организаций. В мае 1965 г. в горном районе Сьерра началось партизанское движение. Объективных условий для его победы в стране не было, и его возникновение выражало левацкие настроения определенной части мелкобуржуазных элементов. Но партизанское движение отразило рост недовольства народных масс и процесс созревания революционной ситуации и. В ответ на действия партизан правительство объявило осадное положение и бросило против них крупные воинские соединения и полицейские подразделения. Весной 1966 г. после длительных и ожесточенных боев, во время которых погибли тысячи крестьян, в основном индейцев, партизанское движение было подавлено. Однако политика репрессий продолжалась. В мае 1967 г. правительственные войска учинили расправу над крестьянами в провинции Консепсьон. 9 января 1968 г. около сотни вооруженных тайных агентов и полицейских ворвались в помещение органа ЦК ПКП, газеты «Унидад» в то время, когда там шла лекция Генерального секретаря партии Хорхе дель Прадо. Помимо него были арестованы многие видные деятели партии и журналисты. Лишь после того как все попытки сфабриковать какое-либо обвинение потерпели провал, власти под давлением общественного мнения вынуждены были освободить большинство заключенных
Казалось бы, правительство Ф. Белаунде Терри сумело «умиротворить» страну и упрочить свои позиции. Однако в общем русле прогрессивного движения зародилось и росло новое течение, бурный поток которого разрушил здание реформистского правительства. Речь идет о движении прогрессивных военных.
Стоит остановиться несколько подробнее на фактах, обусловивших появление в Перу сильной группировки военных, состоявшей из высших офицеров и поставившей целью проведение в стране глубоких преобразований. Важнейший из этих факторов — изменение всемирно-исторической ситуации. Победа Великой Октябрьской революции, осуществление на территории бывшей Российской империи коренных преобразований во всех сферах общественной жизни, переход на путь строительства социализма ряда государств Европы и Азии, возникновение и упрочение социалистического содружества — все это открыло и утвердило новую эпоху в мировой истории, эпоху перехода от капиталистической формации к коммунистической. Перу не могла остаться вне веяния эпохи, тем более что задачи, решавшиеся в СССР и других социалистических странах непосредственно после прихода к власти пролетариата и его союзников, были во многом идентичны с теми задачами, которые ход истории поставил перед перуанским обществом. Сущность этих задач, настоятельная необходимость их решения были глубоко осознаны передовым отрядом перуанского рабочего класса и всего народа — перуанскими коммунистами. Благодаря их героическим и самоотверженным усилиям, начиная с деятельности X. К. Мариатеги, неуклонно шло распространение в стране марксизма-ленинизма, принципы которого он применял при анализе перуанской действительности и изучении опыта международного революционного движения. Притягательная сила идей марксизма-ленинизма и их практическое осуществление в ряде стран, в том числе и на Кубе, стали привлекать к себе пристальное внимание со стороны самых различных слоев перуанского общества, в том числе и офицерского корпуса. Разумеется, внимание к учению научного коммунизма еще не означало перехода на его позиции. Однако нельзя и недооценивать влияние марксистско-ленинской идеологии на представителей вооруженных сил в Перу, как, впрочем, и в других странах Латинской Америки. Немаловажное влияние на формирование их мировоззрения оказывали и успехи национально-освободительных движений, развернувшихся практически на всех континентах.
На фоне этих объективных факторов на первый взгляд малозаметен, а на деле весьма значителен такой субъективный фактор, как наличие в Перу Центра высших военных исследований (КАЭМ), на учебу в который направлялись лишь старшие офицеры. Первоначально (центр возник в 1950 г.) перед ним стояли задачи модернизации профессиональной подготовки высшего командного состава, а также совершенствования и пропаганды перуанской военной доктрины. Постепенно слушатели КАЭМ начинали осознавать связь судеб вооруженных сил с положением широких народных масс, уровнем материального благосостояния и культуры. Эта эволюция во взглядах военных в большой степени определялась тем, что со временем учебные программы КАЭМ стали включать в себя такие предметы, как философия, социология, политэкономия, право, а в среде преподавательского состава появилось немало передовых людей, обладающих прогрессивными воззрениями на проблемы общественного развития.
Процесс проникновения прогрессивных взглядов в военные круги стимулировался действием и такого фактора, как изменение социального состава офицерского корпуса.
Уже в прошлом веке офицеры далеко не всегда были сыновьями аристократов-латифундистов. В XX же веке, в связи с эволюцией социальной структуры перуанского общества и сопряженной с нею перестройкой системы военного обучения, стало обычным явлением занятие офицерских должностей выходцами из буржуазии (в том числе мелкой и средней), средних городских слоев и даже ремесленников и крестьян. Многие из них достигли высших воинских званий. Помимо действия указанных факторов, наблюдаемых практически во всех странах региона, существовало еще одно обстоятельство, возможность возникновения которого не исключается и в других странах, но которое с особой силой проявилось именно в Перу. Имеется в виду то идеологическое влияние, которое военные испытали в процессе вооруженных действий против партизан. Многие офицеры воочию убедились в бедственном положении основной массы перуанских крестьян, осознали чудовищные масштабы национального гнета, которому подвергались индейские народности, поверили в справедливость идеалов, за которые боролись партизаны.
Совокупность указанных и некоторых других, менее существенных факторов привела к возникновению нелегальной группы в среде генералов и офицеров, решивших коренным образом изменить судьбы родины и населяющих ее народов. Четыре члена этой группы: полковники JI. Родригес Фигероа, X. Фернандес Мальдонадо, Э. Гальегос Венеро и Рафаэль Ойос — разработали программу, известную под названием «План Инка». План был рассмотрен и утвержден начальником Объединенного командования вооруженных сил генералом X. Веласко Альварадо12. Сын Крестьянина X. Веласко Альварадо достиг высоких воинских званий исключительно благодаря своим выдающимся способностям. Одобренный им план представлял собой программу революционно- демократических преобразований, антиолигархичёских и антиимпериалистических по своей направленности, причем столь глубоких, что их проведение неизбежно ставило в повестку дня вопрос об антикапиталистической, социалистической альтернативе. О связи между революционно-демократическими преобразованиями и социалистической перспективой с глубокой прозорливостью
В.              И. Ленин говорил еще в период, предшествующий Октябрьской революции: «В XX веке, в капиталистической стране нель* зя быть революционным демократом, ежели бояться итти к социализму» 13.
3 октября 1968 г. вооруженные силы Перу, возглавляемые генералом X. Веласко Альварадо, отстранили от власти Ф. Белаунде Терри, положив тем самым начало новому периоду перуанской истории, содержанием которого стал революционный процесс. Период пребывания на посту президента X. Веласко Альварадо (1968—1975) в общем совпадает с первым этапом этого процесса, когда в стране были проведены серьезные прогрессивные преобразования, затронувшие все важнейшие сферы общественного бытия. На втором этапе, в годы правления президента Ф. Моралеса Бермудеса (1975—1980), имел место отход от революционного курса, все явственнее проявлялась тенденция к свертыванию самого процесса и сведению на нет прогрессивной сущности преобразований. Этот этап закончился парламентскими и президентскими выборами и возвращением к власти лидера партии Народное действие Ф. Белаунде Терри. Однако почти 12-летний период правления военных оставил глубокий след в перуанской истории и оказал огромное влияние на ее последующий ход.
Именно поэтому авторы данной монографии посвятили свой труд главным образом раскрытию итогов и содержания этого периода, анализу преобразований в экономической, социально-политической и иных сферах общественной деятельности, проведенных в течение указанных двух этапов революционного процесса, полагая, что именно в судьбе этих преобразований нашли свое главное воплощение современные тенденции экономического и социально-политического развития Перу.
  1. Значительное количество данных об экономическом развитии в указанные годы опубликовано в издании: Renta nacional del Peru (Peruvian national income), 1942— 1956. Banco central de reserva del Peru, 1958.
  2. АПРА возникла в 1924 г. как широкое политическое движение мелкобуржуазного толка, выступившее под лозунгами борьбы против империализма и олигархии, за проведение аграрной реформы, индустриализации, национализации некоторых отраслей промышленности, за восстановление прав индейского населения, интернационализацию Панамского канала, установление таможенного союза стран Южной Америки и др. Однако с самого начала лидер АПРА В. Айя де ла Торре и другие его руководители отрицали гегемонию пролетариата в антиимпериалистической и анти- олигархической революции й стремились к превращению движения в обычную буржуазно-реформистскую организацию. Подробнее см.: Guardia Mayorga. Re- construyendo el aprismo. Arequipa, 1945, p. 72. Наименование АПРА составлено из начальных букв А1- lianza Popular Revolucionaria Americana — Народный революционный американский (т. е. латиноамериканский.— Авт.) союз.

Ревуненков В. Г. История стран Латинской Америки в новейшее время. М., 1963, с. 415—416; Гони- онский С. А. Очерки новейшей истории стран Латинской Америки. М., 1964, с. 320—322; Гавриков Ю. П. Перу: от инков до наших дней. М., 1977, с. 74—75; Шулъговский А. Ф. Армия и политика в Латинской Америке. М., 1979, с. 252—265.
Подробнее о природе этой военной хунты и ее мероприятиях см.: Леонов Н. С. Перу: новая роль военных.—Лат. Америка, 1971, № 4; Шулъговский А. Ф. Указ. соч., с. 252—265.
Correa A. El petroleo peruano. Lima, 1961, p. 39.
  1. Beladnde Terry F. La conquista del Peru por los peruanos. Lima, 1959.
  2. Anales cientificos. Lima: Universi- dad agraria, 1966, t. Ill, p. 13.
  3. Survey of Current Business, 1966, N 9, p. 34; 1968, N 10, p. 24.
  4. Monthly Bulletin of Agricultural Economics and Statistics, 1969, vol* 18, N 1, p. 14, 16.
  5. Espinosa R. G., Malpica S. S. C. El problema de la tierra. Lima, 1970, p. 232.
  6. Unidad, 1965, 7 oct.
  7. Подробнее о подготовке «Плана Инка» см.: Zimmerman Zavala А. El Plan Inca. Objetivo: Revolution Peruana. Lima, 1974.
  8. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 34, с. 190.


<< | >>
Источник: Зубрицкий А.Ю.. ПЕру: социально- экономическое и политическое развитие (1968—1980) ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» МОСКВА 1982. 1982

Еще по теме Исторические предпосылки возникновения в Перу режима прогрессивной ориентации (вместо введения):

  1. 2. Предпосылки формирования проприетарной концепции прав на результаты интеллектуальной деятельности. Историческая предпосылка
  2. Предпосылки возникновения правоотношений.
  3. ОСВЕЩЕНИЕ ПРОБЛЕМ ОКТЯБРЬСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ В ПРОГРЕССИВНОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ И ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ СТРАН ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ
  4. Глава 1 Исторические предпосылки фрактальной логики
  5. ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ
  6. Исторические предпосылки возникновенияфинансового менеджмента
  7. №1 социально экономические и духовные предпосылки возникновения философии.
  8. 2. Общие предпосылки возникновения договорного обязательства
  9. Тема: Культурно-исторические предпосылки зарождения и развития благотворительности в России
  10. 1.Культурно-исторические предпосылки формирования философии.
  11. Предпосылки возникновения ислама и исламской государственности.
  12.             1. Предпосылки возникновения и развития права Европейских Сообществ.
  13. 7.1. Предпосылки для возникновения тенденциигибкого коллизионного регулирования