загрузка...

XI


Стратегические планы Германии и Японии поражают своим сходством. И там и здесь задача — развить сразу наибольшую силу и постараться с места же нанести противнику оглушающий удар.
Удар, возможный со стороны Японии, мы уже оценили. Посмотрим теперь, что сможет сделать Германия.
Объектом ее удара могут быть, во-первых, давно уже ею облюбовываемое Царство Польское и, во-вторых, Прибалтийский край до Петербурга, а может быть, и с Петербургом включительно.
Возьмем опять же условия самые что ни на есть для нас плачевные.
С момента объявления войны Царство Польское становится неудержимым. Наши войска, не имея возможности опереться на бумажные крепости, едва будут иметь время отступить в порядке, чтобы начать сосредоточение... хорошо еще, если у Брест-Литовска, но, вернее, где-нибудь около Бобруйска. Через две недели огромный район будет буквально залит половиной германской армии. В это же время германский флот, если предположить, что ему удастся спастись от англо-французского, будет спешно перевозить немец-кие войска в Финский и Рижский заливы.
Здесь дело пойдет для немцев несколько медленнее, и первые серьезные столкновения будут, вероятно, на побережье, так как несовершенство нашей мобилизации сильно уравновешено медленностью морской перевозки. Во всяком случае, беззащитным Петербург не останется, и на худой конец, если уж и придется его потерять, то из него будет вывезено все ценное, например: золото Государе ственного банка, запасы оружия, установки и оборудование воен| ных заводов. На это-то времени хватит.
Вторгнувшаяся с запада часть немецкой армии на Москву, конеч- j но, не пойдет, отчасти, чтобы не повторять Наполеона, а главным: образом, потому, что у Бобруйска встретит, наконец, мобилизованную Русскую армию, достаточную для ее остановки.
Что эта остановка неминуема, хотя бы другая, даже 2-миллионная наша армия была двинута на Дальний Восток, явствует из того, что ведь и Германия должна отделить целую половину своей армии к Вогезам, должна оккупировать Польшу, чтобы держать ее в страхе и оберегать свои сообщения и должна, кроме того, разбить инвазионную армию на три части: одну направить на Петербург, дру-
Ввиду грядущей мировой войны
423
гую — на Бобруйск и третью — на Киев, в помощь друзьям-австрийцам, которые без этого рискуют быть побиты даже теми сравнительно небольшими силами, которые мы будем в состоянии противопоставить им с юга.
Между тем раскройте первый попавшийся календарь и подсчитайте, сколько у нас запасных, не трогая ополченцев.
Ведь за 2 млн остается еще хороших миллиона два, и не на бумаге, а в действительности. Может быть, не на всех хватит магазинок*, но ведь и берданка^76 все же оружие, и хорошее оружие, а не палка.
Мы не говорим про возможные победы, мы берем худшее — занятие неприятелем огромной территории даже с Петербургом. Но ведь должна же быть остановка? Ведь всю-то Россию не проглотишь!
И вот в этой-то остановке все и дело. Посмотрите на карту. Пусть немцы заняли Польшу, Прибалтийский край до Пскова, Пе-тербург. На все это понадобится минимум три месяца, а после этих трех месяцев получается такая картина.
Можно уверенно утверждать, что при этих условиях мира у нас никто не подпишет. Против каждой из немецких армий будет стоять равная по силе русская. Правительство будет в Москве, а Россия только что раскачается на настоящее озлобление, на настоящую народную войну.
А в Германии будет вот что: остановка всей промышленности. Остановка сельского хозяйства и морской торговли, перехваченной Англией. Остановка подвоза хлеба из России и морем. Остановка и затем общий крах всех банков и всего кредита. Разгрома всего хрупкого и сложного промышленного организма Германии.
Обратите внимание на этот срок, исчисляемый германскими стратегами — три месяца. Да ведь это срок обычного европейского торгового векселя! Это срок наличных продовольственных запасов! С чем же и как воевать дальше? Занятые территории хлеба не имеют — они только прокармливают сами себя. Хлеб для оккупационных армий нужно подвозить — откуда? Единственный остающийся рынок — Венгрия, но она воюет сама, если не отпала от Австрии. А о подвозе с моря не может быть речи — моря наглухо заперты Англией.
* Оказывается, и магазинки уже имеются на всех.
424
СЕРГЕЙ ФЕДОРОВИЧ ШАРАПОВ
В таком положении не останется ничего другого, как уходить восвояси, то же, что предстоит и Японии. Мы уже не говорим о расходах денежных. И Германия, как и Япония, на бумажные деньги воевать не может, а золота занять будет негде.
Но уходить — Россия по пятам. И Россия народная, Россия, только что собравшая силы, обновленная духом, с Царем в Московском Кремле... Эта Россия будет не та, что сейчас.
Попробуем теперь подвести итоги.
<< |
Источник: Шарапов С.Ф. ВВИДУ ГРЯДУЩЕЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ. 2010

Еще по теме XI:

  1. Е.Ф. Борисов. Хрестоматия по экономической теории / Сост. Е.Ф. Борисов. - М.: Юристъ, 2000. - 536 с., 2000
  2. ПРЕДИСЛОВИЕ
  3. I. МЕРКАНТИЛИЗМ
  4. ТОМАС МЕН
  5. Главный теоретик позднего меркантилизма в Англии - Томас Мен (1571-1641). Он был членом, правления Ост-Индской компании и правительственного торгового комитета. В 1664 г. была издана его книга "Богатство Англии во внешней торговле, или баланс нашей внешней торговли как регулятор нашего богатства".
    Ниже излагаются основные положения этой книги, в которой с позиций меркантилизма обосновывается внутренняя и внешняя экономическая политика государства.
  6. БОГАТСТВО АНГЛИИ ВО ВНЕШНЕЙ ТОРГОВЛЕ
  7. Глава II. Способы обогащения нашего королевства и увеличения количества денег в стране
  8. Глава III. Пути и средства увеличения вывоза наших товаров и уменьшения нашего потребления иностранных товаров
  9. II. КЛАССИЧЕСКАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ
  10. А. ФИЗИОКРАТЫ
  11. Б. АНГЛИЙСКАЯ КЛАССИЧЕСКАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ
  12. ИССЛЕДОВАНИЕ О ПРИРОДЕ И ПРИЧИНАХ БОГАТСТВА НАРОДОВ