загрузка...

XI. Мой отъезд. Железные дороги


Утром на следующий день Степан Степанович вручил мне бумагу, которую привожу полностью. Она являлась одновременно и моим паспортом, и кредитивом.
Управление города Москвы ГОРОДСКАЯ КАЗНА 22 октября 1951 года Д. № 28.261.
Предъявитель сего дворянин такой-то, согласно дневной записи Московского Городского Совета от 20-го текущего октября, утвер-жденной городским головой, имеет доверие в каждой открытой кассе Российской Империи с 1 ноября 1951 года в течение одного года на 200 руб. в месяц, выдаваемых на основании прилагаемого расчетного листа в одолжение Московской городской казны.
Главный казначей Лишин. Начальник счетоводства Петров.
Вторая половина листа состояла из двенадцати «расчетных ярлыков» за одним и тем же нумером, которые должны были отрезаться по предъявлении, в обмен на чековую книжку.
640
СЕРГЕЙ ФЕДОРОВИЧ ШАРАПОВ
На эти 200 руб. в месяц, принимая во внимание вздорожание многих предметов против моего времени, то есть относительную дешевизну денег, широко путешествовать было, понятно, нельзя. Этой суммы хватило бы только в обрез. Но мне как журналисту, попавшему в столь любопытное и исключительное положение, было уже предложено несколькими редакциями очень выгодное сотрудничество. Я остановился на двух изданиях: одном столичном — киевском и одном московском, куда должен был посылать корреспонденции. Через самое короткое время я получил денежные кредитивы от обоих изданий, точно так же на все «открытые кассы Российской Империи». Теперь я мог выехать из Москвы, не откла-дывая, хотя на дворе стояла глубокая осень и была скверная, сырая погода. Я думал, и как оказалось, совершенно основательно, что наши мудрые господа потомки будут иметь и осенью в деревне достаточный комфорт, — не так, как в наше время, и что в родных местах я, по крайней мере, не утону в грязи. Проводить меня на вокзал вызвалась хорошенькая дочь Степана Степановича, Дарья Степановна, ради которой я даже дня на два отложил свой отъезд. Собственно говоря, провожала не она меня, а я ее. Вместе с группой подруг-сверстниц она отправлялась в путешествие по Кавказу и Персии. Барышням, знавшим обо мне все подробности из газет, было очень любопытно хоть часть дороги проехать с живым человеком XIX столетия. Девицы только что окончили свое образование и предпринимали поездку-прогулку как ради развлечения и отдыха, так и для ознакомления с отечеством. Такие прогулки были, как оказывается, для всей учащейся молодежи как бы последней школой. Они продолжались несколько месяцев, причем и государство, и общественные управления широко приходили на помощь молодежи, выдавая путевые пособия и понижая до последних пределов цены на проезд и на все то, что можно было иметь от казны, земства, городов или приходов. Таким образом, Степану Степановичу это путешествие его дочери в течение месяцев шести могло обойтись никак не дороже 200-300 руб., что было вполне в его средствах.
Отъезд наш произошел так: было сказано по телефону насчет багажа и билетов. Утром явился агент железной дороги, который^ вручил нам ярлычки наших мест в вагонах и забрал чемоданы -I мой и Дарьи Степановны. В 4 часа дня, после раннего обеда и сер-1 дечного прощания с отцом моей спутницы, мы вышли на Арбат,!
Через полвека
641
прошли несколько шагов, подождали две-три минуты, пропустили несколько электрических вагонов, бежавших не туда, куда нам было нужно, и вошли в свой, отправлявшийся на Южную железную дорогу.
Как и в мое время, по улицам шли пешеходы и ехали в два ряда извозчики и частные экипажи.
Тротуары были шире, дома выше, мостовые превосходные. Несмотря на шедший в эти дни дождь, грязи не было и в помине. Меня поразило отсутствие автомобилей и велосипедов.
— И то и другое давно уже запрещено Думой, — объяснила моя спутница. — Автомобили лет тридцать назад совсем было упразднили лошадей. Жизнь в городе стала невыносимой до того, что уча-стились помешательства. А что касается до велосипедов, то было обнаружено не только увеличение всяких расстройств, но даже некоторое как бы одичание среди пользовавшихся ими. И вот сначала велосипеды были запрещены для женщин, затем изъяты из употребления и вовсе.
Через 10 минут мы были на Садовой, где я узнал новый в мое время вокзал Курской и Нижегородской дорог, теперь значительно расширенный и обратившийся в центральный городской вокзал, от которого двигалось в разные стороны до 1400 поездов в день, а в праздники — свыше 2 тыс. Вместо унылой асфальтовой площади перед ним был разбит великолепный сквер из высоких деревьев, уже потерявших свой лист. Только могучие ели да сосны оставались в зимнем зеленом уборе.
— Ну а железные дороги, как видится, целы? — засмеялся я.
— Да, с железными дорогами обществу уже расстаться было нельзя, хотя, знаете ли, года три назад шла жестокая против них агитация. Указывали, что благодаря быстроте сообщения общество дичает. Ну, это течение победы не одержало. Однако добились того, что скорость выше 120 верст в час запрещена.
— Сто двадцать верст!
— Ах, это что за скорость! В 45-м году между Москвой и Киевом ходили поезда по 150 верст в час.
'• — Теперь этого уже нет?
— Я вам говорю, что скорость в 120 верст признана предельной. '• — Скорей, скорей, осталось всего пять минут, вы чуть не опоздали,
— щебетала на подъезде группа девушек, встречая мою спутницу.
642
СЕРГЕЙ ФЕДОРОВИЧ ШАРАПОВ
Мы прошли на огромную платформу, которую я тоже не мог бы узнать. Необъятных размеров стеклянная арка была перекинута через двадцать или тридцать пар рельсов с платформами между ними. Поезда приходили и уходили поминутно без дыма и почти без грохота. Огромные паровозы наших времен были заменены легкими электрическими двигателями также иного устройства, чем в мое время. Вагоны тоже показались мне и длиннее, и выше.
Мы отыскали нужную платформу и перед нею наш поезд. На вагонах не было обозначения классов, да их, как оказалось, не существовало вовсе. Вагон для дам, два вагона для мужчин, вагон-гостиная и столовая. Это был скорый Индийский поезд, шедший из Москвы прямо и почти без остановок до Индийского океана, через Тулу, Харьков, Ростов, Владикавказ, Тифлис и Тегеран к порту Чах-бар, где еще в мое время было намечено к прорубке «окно». Теперь все это давно было исполнено, и Персия представляла нашу провинцию, такую же, как Хива, Бухара и Афганистан. Прямых поездов ежедневно отправлялось три и, кроме того, десять обыкновенных, по дешевому тарифу.
Едва я успел найти и занять свое место, как поезд тронулся. В несколько минут Москва осталась позади.
Последние отблески короткого октябрьского дня исчезли, и вокруг нас разостлалась темная пустыня с быстро мелькавшими кое-где электрическими огоньками. Мы встречали и на полном ходу обгоняли поезда, шедшие, как оказалось, по параллельным рельсам. Движение между Москвой и Югом разрослось настолько, что на нынешней Курской дороге во всю ее длину было уложено четыре рельсовых пути.
<< | >>
Источник: Шарапов С.Ф. ЧЕРЕЗ ПОЛВЕКА. Фантастический политико-социальный романЧасть первая. 2010

Еще по теме XI. Мой отъезд. Железные дороги:

  1. к. к. Тихонов. ТЕХНИКО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ РАСЧЕТЫ В ЭКСПЛУАТАЦИИ ЖЕЛЕЗНЫХ ДОРОГ, 1962
  2. РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙОСНОВЫ ТЕХНИКО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ РАСЧЕТОВ В ЭКСПЛУАТАЦИИ ЖЕЛЕЗНЫХ ДОРОГ
  3. РАЗДЕЛ ВТОРОЙ ОСНОВЫ ВЫБОРА НАИВЫГОДНЕЙШИХ СПОСОБОВ ЭКСПЛУАТАЦИИ ЖЕЛЕЗНЫХ ДОРОГ
  4. 1. значение технико-экономических расчетов В эксплуатации железных дорог
  5. ДОГОВОР на централизованный завоз (вывоз) грузов автомобильным транспортом на станции железных дорог
  6. 3. основные требования к методике выбора оптимальных способов эксплуатации железных дорог
  7. ГЛАВА IПРИМЕНЕНИЕ МЕТОДИКИ ТЕХНИКО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ РАСЧЕТОВ К ВЫБОРУ ОТДЕЛЬНЫХ ОПТИМАЛЬНЫХ РЕШЕНИЙ В ЭКСПЛУАТАЦИИ ЖЕЛЕЗНЫХ ДОРОГ
  8. ПРЕТЕНЗИЯ К УПРАВЛЕНИЮ ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГИ И ПОСТАВЩИКУ В СВЯЗИ С НЕДОСТАЧЕЙ (ПОВРЕЖДЕНИЕМ, ПОРЧЕЙ, УТРАТОЙ) ГРУЗА
  9. Уничтожение права отъезда бояр и вольных слуг.
  10. Мой дневник
  11. 3.2.0собенности употребления местоимения мой.
  12. Железная культура.
  13. § 3. Управление железн «дорожным транспортом
  14. ЖЕЛЕЗНЫЙ ПОДСВЕЧНИК
  15. На мой взгляд, при наличии обстоятельств, исключающих ответственность, речь идет о лице, которое
  16. «Железный живот»
  17. 2.3 Место происшествия – дорога
  18. ГОРНАЯ ДОРОГА
  19. Технология обеззараживания местности и дорог
  20. ДОРОГА К РАБСТВУ