загрузка...

XIV


Участь Государственной Думы была, в сущности, решена с назначением генерал-адъютанта Иванова. Он был слишком военный и слишком здравомыслящий человек, чтобы не понимать всю кричащую нелепость затеи графа Витте: в стране, насквозь возбужденной и перебунтованной, сорок лет лишенной всякого проблеска общественной и политической жизни, ненавидящей правительство, как символ бессмысленного гнета и духоугашения, устроить политические выборы, привлечь к урнам не только культурное сравнительно русское и польское общество, но и никакого понятия о государственном деле не имеющее крестьянское население, но и всякую безграмотную и бестолковую инородчину до тунгусов и якутов включительно, широко снабдить весь этот конгломерат надлежащими орудиями агитации и соблазна, поставить во главе бесчисленной красной печати евреев и всяких социалистов и анархистов и ждать, чтобы из этого дикого шабаша вышло 500 законодателей, «богатырей» и «лучших людей» земли! Это было очевидное безумие, которое и выразилось в первой Думе. Но правительство не остановилось после этого первого опыта и пожелало его повторить. Получилась та же орда варваров, захватившая большинство парламента, и вся разница с первой Думой была лишь та, что с невероятными усилиями удалось кое-где провести небольшую сравнительно группу правых и умеренных.
Первым сердечным движением диктатора было поэтому желание демонстративно распустить Думу, отменить все наше новое пар-ламентарное устройство и объявить созыв Земского Собора, которому и предложить переработанные заново основные законы с разделением России на крупные области и последовательно проведенным самоуправлением. Но здесь являлось препятствие нрав-
Диктатор. Политическая фантазия
471
ственного свойства. То, что было так легко сделать после первой Думы, после созыва второй не могло не компрометировать Верховную власть. Чем можно было бы в этом случае объяснить эту слепую веру правительства в совершенно непригодную для России форму народного представительства? Зачем понадобился этот злополучный второй опыт, когда уже и первого было чересчур достаточно, чтобы убедиться в сделанной ошибке?
Эти соображения, при желании во что бы то ни стало поднять и укрепить престиж Верховной власти, связывали диктатору руки по отношению второй Государственной Думы и не позволяли ее немедленно разогнать, как это ни было необходимо в интересах общественного порядка и спокойствия. В самом деле, левая сторона Думы представляла собой готовый главный штаб революции. Мятежные организации социалистов и трудовиков поддерживали самые тесные сношения с провинциальными революционными кружками, своими корнями все более и более опутывавшими деревню и волновавшими крестьянство.
Разрастался голод, росла цена на хлеб, печать изо дня в день помещала зажигательные статьи, и к лету можно было ждать возобновления беспорядков и мятежей. Все это можно было предупредить только разгоном Думы и восстановлением твердой власти, не знающей никаких колебаний. И от всего этого пока приходилось отказываться, чтобы не давать на посрамление Царского имени и скрепя сердце исполнять существующий, хотя и ошибочный закон.
И вот Иванов решил сделать попытку составить в Думе, хотя бы и искусственно, некоторое благоразумное большинство, которому можно было бы предложить соответственно измененный закон о выборах. Расположение думских партий допускало такую комбинацию: если бы к правым и октябристам примкнули кадеты и поляки, это дало бы правительству перевес и позволило бы рискнуть на внесение нового избирательного закона, устранявшего из парламента улицу, уничтожавшего совершенно несправедливое преобладание крестьянства и передававшего избирательные голоса в руки более культурных классов.
Вопрос сводился, очевидно, только к согласию кадетов. За поляков диктатор был спокоен. Областное деление, давая Польше широ-кое местное самоуправление, отвечало в значительной мере их мечтам об автономии, и, кроме того, поляки уже и без того пока-
472
СЕРГЕЙ ФЕДОРОВИЧ ШАРАПОВ
зали себя совершенно чуждыми революционной левой. Оставались кадеты.
Диктатор хорошо понимал всю трудность задачи — оторвать эту группу от левых «товарищей». Но, с другой стороны, он совершенно не верил в искренность кадетского демократизма и отлично знал, из чего он сделан. Без этого демократизма, без самого бесшабашного заигрывания с левыми кадеты потерпели бы на выборах поражение, совершенно такое же, как мирнообновленцы. Их прошло бы едва несколько человек. Пока выборы в Думу обставлены так, как сейчас, кадеты изменить своей тактики не могут. Но теперь от их собственного согласия зависело переделать выборный закон и обеспечить себя от необходимости ухаживания за революционной улицей. Что же касалось главного стремления кадетских главарей — пробиться к министерским портфелям, удовлетворить это желание было совсем нетрудно. Пусть только кадеты окончательно и бесповоротно разойдутся с социалистами, их либерализм не будет стоять в противоречии с русской государственностью и из их правой половины могут выйти отличные практические деятели.
Ввиду этого диктатор решил войти в переговоры с лидерами кадетской партии, и прежде всего с Милюковым.
<< | >>
Источник: Шарапов С.Ф. ДИКТАТОР. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФАНТАЗИЯ. . 2010

Еще по теме XIV:

  1. XIV. УСИНОВЛЕННЯ
  2. Глава XIV
  3. Глава XIV
  4. Глава XIV
  5. Глава XIV
  6. XIV. ПРАВОПИСАНИЕ НАРЕЧИЙ
  7. Розділ   XIV СПАДКОВЕ ПРАВО
  8. ГЛАВА XIV УГОЛОВНОЕ ПРАВО
  9. Глава XIV. Государство и личность
  10. К началу XIV в.
  11. РОЗДiЛ XIV ПОРЯДОК РОЗГЛЯДУ ТРУДОВИХ СПОРiВ
  12. XIV
  13. ГЛАВА 3. Феодальные государства на территории Руси (XII—XIV вв.)
  14. ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ В XIV —XV ВВ. И СИТУАЦИЯ В ФИЛОСОФИИ
  15. Номиналисты XIV в. Школа Оккама.
  16. Глава XIV
  17. Розділ XIV
  18. Глава XIV