загрузка...

XXXIV


— Ну, рассказывайте ваш последний «самый жестокий» анекдот, а затем буду я говорить, — сказал Иванов.
— В конце приема входит американец с письмом от своего посланника, где тот его горячо рекомендует и просит выслушать и помочь. Чудесная типичная фигура, черный сюртук, как с картинки. Весь обритый, глаза добрые и честные и вместе с тем умные и проницательные. Говорит по-русски с затруднением. Я по-английски знаю, и дело у нас пошло. Прежде всего мой американец вынимает бумагу, засвидетельствованную консулом, справку, выданную временным генерал-губернатором Владивостока — Андреевым при теплом письме. Оказывается, что вот этот мистер Кларксон явился в 1898 году к нам на Дальний Восток с хорошим капиталом и оказал русскому делу и правительству ряд ценных услуг: открыл и разработал около Владивостока отличные уголь-
Диктатор. Политическая фантазия
535
ные месторождения, которые и снабжали порт во время войны. Быстро поставил в лазареты Красного Креста 50 тыс. деревянных складных кроватей собственной системы, чем вывел Красный Крест из большого затруднения. Выстроил огромный кирпичный завод и сильно понизил цены на кирпич для казенных построек. Организовал доставку из Австралии замороженного мяса... Словом, что нужно краю — Кларксон готов. Он и новые товары ввозит, и промышленность двигает, и гранит ломает, и пароходы заводит, и из тайги грунтовые дороги строит, и автомобили по ним грузовые пускает, словом, американец во весь рост. Ну, разумеется, как ни велик был капитал Кларксона, без кредита работать нельзя, а для кредита на Дальнем Востоке графом Витте устроен, как известно, Китайский банк. Так как Кларксон приехал с отличными рекомендациями больших английских и американских банков, то ему сразу же открыли кредит. Теперь слушайте, что будет. Видят господа из Китайского банка, что у Кларксона дела растут, как грибы, и доходы плывут, предлагают работать в компании, то есть банк входит к Кларксону пайщиком. Кларксон доверяется, едет в Порт-Артур расширять дело и поручает вести свои книги бухгалтеру Китайского банка Эрслину. Через несколько месяцев банк заявляет, что правление в Петербурге этой комбинации не утвердило, но что ему будет по-прежнему открыт кредит. Между тем смотрит Кларксон: за это время чиновники банка обокрали его по книгам на сумму свыше 800 тыс. руб. Вообразите его положение: ссориться — значит остановить и погубить без кредита все дела. Между тем банк, признавая некоторые «неправильности», тянет дело, отчета не дает и эти 800 тыс. явно замошенничивает. Американец решает не ссориться и надеется на возможность покрыть этот грабеж из будущих доходов. В это время на эту — украденную-то! — сумму с него дерут жидовские проценты и затягивают над ним петлю. За девять лет Кларксон переплатил более 1 млн 200 тыс. руб. одних процентов. Начинается война. В Порт-Артуре разграбляют склады и магазины Кларксона на сумму, по расчету местных властей, свыше У2 млн. Дела ухудшаются, торговля и все предприятия в опасности. Банк требует обеспечения кредитов Кларксона и берет у него, кроме векселей, еще закладные на копи и пароход. Задача банка и его местных заправил была: захватить все основанные Кларксо-дела, а самого его выкурить.
536
СЕРГЕЙ ФЕДОРОВИЧ ШАРАПОВ
Но американец не из таких. Он начинает новое дело — доставку замороженного мяса и этим может быстро покрыть все долги и убытки. Тогда управляющий мясным отделением Китайского банка Кон (конечно, жид), наносит Кларксону последний удар. Его векселя протестуются раньше срока, мясо мошенническим образом захватывается и продается, имущество забирается, и Кларксон разорен. Он едет в Петербург и добивается, что правление признает действия своего агента во Владивостоке «неправильными».
Едет назад и находит господина Кона, не желающего подчиняться решению правления. Вместо этого Кларксону предлагают администрацию с тем же Коном во главе! Ну, одним словом, сняли с человека шкуру по всем правилам товарищеской техники.
Просмотрел я его документы, выслушал объяснения — вижу очевидный грабеж на большой дороге. Соображаю, что Китайский банк находится под контролем Министерства финансов и что там в правлении сидит представитель правительства и директорами состоят разные высокопоставленные россияне. Подать сюда правление Китайского банка с русскими кондитерскими генералами!
Ведут ко мне генералов. На первом плане председатель правления князь Эспер Эсперович Ухтомский339. Посажен Ротштейном340 и Витте. Сам по себе ничтожество полное, но был одно время вблизи Государя и теперь режет с этого купоны. Роль в банке и в Китайской дороге: расписываться в получении жалованья. Далее сынок и племянничек. Сынок министра Вышнеградского и племянничек министра Сельского341. Вышнеградский, кроме того, директор Международного банка и председатель правления Московско-Виндаво-Рыбинской железной дороги, а Сольский — директор Брянского правления и что-то такое бил или есть в Государственном банке. Затем генерал Путилов342, правая рука Витте, бывший директор его канцелярии; был в Крестьянском и Дворянском банках, участвует в нескольких жирных правлениях, нефтепромышленник. Затем представитель правительства Давыдов343, вице-директор Кредитной канцелярии, говорят, замечательный музыкант. Жалованья 60 тыс. руб. Остальные соответственно: Вышнеградскому, например, пришлось в разделе до 140 тыс. Делает эта теплая компания то же, что везде и всегда: получает жалованье, делит наградные и затем не только ничему не мешает, но покрывает все пакости и отстаивает, где следует, в «сферах».
Диктатор. Политическая фантазия
537
Наконец идут «работники» и иностранцы. Работники — это два русских немца — Бок и Берг. Пропускаю. Иностранцы — финансисты и дельцы по своим делам: барон Готтингер, в России не живет, Нетцлин тоже, Верстрат — французский коммерческий агент, Бизо и Рандр — статисты. Ну, вот вам и все Дагестанское ущелье. Местные агенты главным образом жиды: французские, бельгийские, берди-чевские. Хорошенькое заведеньице? Начинаю расследовать: генералы мои ни бе, ни ме. А дела все сплошь таковы, что расстрелять мало! Нет, кажется, той пакости, как по отношению к казне, так и к краю, и к публике, которая бы не проделывалась в Китайском банке вовсю. Дело Кларксона — пустяки, детская шалость. Ну вот-с. Теперь благоволите сообразить, что мне следует делать?
— Вы что сделали? — спросил Иванов.
— Пока ничего. Вызвал Болеслава Малешевского344, чтобы спросить у него: как попал в Банк Давыдов и что он там делает? Услыхал такое объяснение, что тут же должен был заявить пану Болеславу, чтобы завтра же подавал в отставку. И знаете, что он мне ответил? Пари держу, что не догадаетесь.
Павлов вмешался:
— Я знаю. Он ответил вам, что в отставку не подаст, а просит уволить его по 3-му пункту.
— Да, вы действительно их знаете, Николай Алексеевич! Именно так и сказал, да еще прибавил, что он пересидел уже Витте, Плеске345, первого Коковцова, Шилова, второе издание Коковцова и надеется пересидеть и меня. Недурно?
— По всем правилам. И смотрите, пересидит. Вы не выдержите, уйдете, а он останется.
— Да я и пришел с отставкой. Если наш генерал меня не поддержит и не даст сразу взять их всех в руки, слуга покорный, мне в министерстве делать совершенно нечего.
<< | >>
Источник: Шарапов С.Ф. ДИКТАТОР. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФАНТАЗИЯ. . 2010

Еще по теме XXXIV:

  1. ГЛАВА XXXIV ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
  2. Глава XXXIV
  3. Глава XXXIV Цинготная
  4. XXXIV. Война с Нуманцией
  5. XXXIV. О краже изгороди
  6. XXXIV. Мир с Парфией и обожествление Август
  7. Глава XXXIV Нужнейшие наставления для простолюдинов
  8. Книга Iі
  9. Второй вопрос.
  10. XXX.
  11. Как возможно применить и сосредоточить свойства света для повсеместного изгнания тьмы
  12. Примерный образец договора доверительного управления имуществом
  13. Частица Ш юй
  14.   Наука об экстенсивных величинах, или Учение о линейных протяженностях. Введение  
  15. *(984) Алекторов А. Высшие учебные заведения Западно-Сибирского учебного округа (ЖМНПр, 1917. N 6. С.65-119).
  16. СОДЕРЖАНИЕ
  17. Торгівля товарами
  18. РОЖДЕНИЕ КИНОДЕТЕКТИВА