загрузка...

1.2. “Гомо космикус” К. Циолковского

Феномен человека на пороге XXI столетия невозможно понять вне контекста фундаментальной социальной и этической проблемы “Я и Вселенная”. Ведь сейчас актуализировалась присущая традиционному подходу в интерпретации природы человека значимость его места во Вселенной, которая в виде стержня проходит сквозь все многообразие культур человечества. Это связано как с необходимостью решать возникшие в наше время глобальные проблемы, так и с процессом космизации, охватившим чуть ли не все сферы человеческого существования. Немалую роль в данной актуализации играет “космическая философия” нашего выдающегося соотечественника К. Циолковского, чье наследие образует теоретический фундамент одного из ведущих направлений научно-технического прогресса и одновременно поднимает ряд мировоззренческих, социально-философских и этических проблем освоения космоса.

Парадоксальным в определенной степени является факт, что ученый, не выходя в своих трудах за рамки ньютоновской механики, сумел заложить в них огромный творческий потенциал. Это объясняется тем, что К. Циолковскому присущ нетрадиционный и нетривиальный взгляд на “вечные” философско-мировоззренческие проблемы, позволивший ему открыть эффективные способы технического воплощения идей. Нельзя согласиться с С.Г. Семеновой, считающей, что его “космическая философия” не соответствует современным научным представлениям: “Циолковский стоял на представлениях до-релятивистской и до-фридмановской физики; концепция “большого взрыва”, сингулярной, “нулевой” точки, из которой началось расширение и развитие Вселенной, возникла уже позже. Интересно, что именно модель ньютонианского бесконечного Универсума с такими же бесконечными временем и пространством, долго господствовавшая в научной картине мира, благоприятствует таким натурфилософским построениям, которые подспудно питаются восточной индийской метафизикой с ее повторяющимися мировыми циклами, перевоплощением существ и т.д. Элемент такой “дурной бесконечности”, нескончаемых круговоротов гигантских периодов развития (то, что Андрей Белый называл “пустоворотами бытия”) присутствует в комософии Циолковского” [13]. Научная картина мира может и должна изменяться (это лежит в природе научного поиска), нас же интересует эвристический потенциал “космической философии” К. Циолковского.

В новейшей науке используется так называемый антропный космологический принцип, который раскрывает положение человека в структуре Вселенной и дает определенное видение проблем, связанных с возможностью существования в космосе различных форм жизни и разума. Этот принцип был предвосхищен К. Циолковским в беседе с космобиологом А. Чижевским [14]. Именно антропный космологический принцип известные физики С. Хокинг и Дж. Уилер избрали в качестве исходного пункта для своих размышлений о роли человека в “проектировании” Вселенной (эти размышления весьма продуктивны при анализе перспектив развития Вселенной и человечества). Как известно, специфика саморазвивающихся систем (а Вселенная относится к таковым) состоит в том, что возникающие в них качественно новые уровни организации начинают управлять предшествующими уровнями, активно трансформируя их в соответствии с принципом обратной связи. Имеется достаточно оснований считать вполне вероятным, что космические цивилизации (“новый космический человек”, по терминологии К. Циолковского) в своей практически-преобразовательной деятельности, как он неоднократно подчеркивал, действительно могут принять участие в “проектировании” тех или иных свойств Вселенной, согласно своим целям и потребностям. Понятно, что только весьма отдаленное будущее покажет, в какой мере эти смелые прогнозы смогут быть осуществлены.

Не следует забывать, что прогнозы, основанные на “космической философии” К. Циолковского, оказывают определенное влияние на духовный мир современного человека, дают ориентацию его мышлению и поведению. Все космические программы зиждятся на его трудах по ракетной технике, однако последние служат поиску путей реализации мировоззренческих идей, заложенных в философско-этической программе. В содержание этой программы входят размышления К. Циолковского о следующих основных мировоззренческих проблемах: “значении” космоса как такового (как сферы существования космических цивилизаций, поля их познавательной деятельности и практики),месте человека в космосе, о смысле и целях истории и человеческой жизни, путях создания счастливого будущего, смысле и основах человеческой морали.

Характерной чертой мировоззренческой концепции К. Циолковского является ее космическая ориентация: “Судьба существования зависит от судеб Вселенной. Поэтому каждое разумное существо должно быть охвачено историей Вселенной. Такая широкая точка зрения может завести в тупик” [15]. Такой взгляд был сформулирован в мировой и российской философской мысли на рубеже XIX и XX вв. (достаточно вспомнить характеристику человечества А. Умова как негаэнтропийного фактора в космосе или учение В. Вернадского о ноосфере). Однако именно Циолковскому принадлежит заслуга создания наиболее полной и наиболее всесторонне проработанной системы “космической философии” (эта мысль сформулирована В. Казютинским). Данная философия может быть применена к решению целого ряда идей, проблем и концепций, появившихся в эпоху непосредственной космической деятельности человека.

К. Циолковский находился на позициях монизма, который противостоит любому религиозному “раздваиванию” мира на природную и сверхъестественную сферы. Он подчеркивает материалистический характер фундаментальных положений “космической философии”: “Я - чистейший материалист, ничего не признаю, кроме материи” [16]. Он, действительно, признавал существующей во Вселенной одну субстанцию и одну силу — материю в ее бесконечном превращении. “Этими явлениями синтеза и анализа совершается вечный круговорот материи - то образующий солнца, то разлагающий их в эфир и очень разреженные, невидимые массы... Но кроме этого колебательного, или повторяющегося (периодического), движения возможно общее усложнение материи, так что периоды несколько отличаются друг от друга, именно все большею сложностью вещества. Есть ли конец этому усложнению и не начнется ли снова упрощение — неизвестно” [17]. У него встречается утверждение о том, что весь космос является не только бесконечным и сложным механизмом. Физика, химия и биология, по сути, представляют собой механику. Однако представления Циолковского не следует воспринимать дословно и трактовать в сугубо механистическом духе. Дело в том, что его философия содержит в себе множество идей и предложений, не всегда адекватно выраженных. Более того, считая недостатком старого, механистического материализма отсутствие в нем ответа на вопрос о “значении” Вселенной, К. Циолковский пытался преодолеть его нередко при помощи идей панпсихизма, гилозоизма и буддизма. В некоторых случаях у него можно обнаружить высказывания теософского и даже мистического характера. Таким образом, его “космическая философия” является противоречивой и неоднозначной.

Ключевой идеей мировоззренческой концепции К. Циолковского является идея единства человека и космоса. Ее специфика состоит в том (и это сближает ее с современным гуманизмом), что ученый, говоря о единстве человека и космоса, всегда имеет в виду социально-этический и гуманистический аспекты этой идеи. Поднимая данную идею на философско-мировоззренческий уровень, К.

Циолковский считал, что жизнь и разум представляют собой фундаментальные атрибуты материального мира. Общественные разумные существа с разной степенью совершенства должны были с необходимостью появиться в процессах космической эволюции. Безграничный прогресс социальных организмов обусловлен возможностью значительного увеличения жизни каждого члена общества: она может стать невообразимо долгой [18].

Существенный аспект единства человека и космоса обнаруживается в рассуждениях К. Циолковского о “причине” и “смысле” космоса. “Если скажем, что мир существовал всегда, есть и будет, и не пожелаем пойти дальше”, -то трудно уйти от вопроса: “почему все проявляется в такой, а не в иной форме, почему существуют такие, а не другие законы природы? Ведь возможны и другие... Должна быть какая-то причина этого, как и причина самого мира” [19]. И хотя в ранних трудах он эту прапричину отождествлял с Богом, позже данная проблема интерпретировалась им совершенно иначе, а именно: идея “творения космоса” была окончательно отброшена и прапричина понималась, скорее, в духе пантеизма.

Мысль К. Циолковского о прапричине (несмотря на адекватность формулировки) содержит глубокий смысл, придающий ей весьма современное звучание. Приведенный фрагмент однозначно ставит проблему, которая сегодня находится в центре дискуссий мыслителей и ученых: почему мир является таким, каким мы его наблюдаем? Ответ звучит почти пророчески: поскольку человеческое существование имманентно космосу, а не случайно, то “этот космос, который знаем, не может быть другим” [20]. Перед нами упомянутый в начале параграфа космологический антропный принцип, получивший широкий резонанс в науке наших дней. К. Циолковский допускает также существование иных “миров”, способных создать другие формы жизни и разума. Для них также является характерным глубокое единство со “своим” космосом. В этом контексте следует “прочитывать” суждения нашего соотечественника о “смысле” космоса. “Какой смысл имела бы Вселенная, если бы не была заполнена органическими, разумными, чувствующими существами” [21], — спрашивал он, считая, что этот “смысл” заключается в появлении высоко развитых цивилизаций, способных влиять на структуру космоса и. происходящие в нем эволюционные процессы.

Другой важный аспект проблемы единства человека и космоса отметил К. Циолковский в контексте своих эволюционных идей. Эволюционирующие объекты материальной Вселенной состоят из атомов со специфическими свойства ми. С одной стороны, атом представляет собой бесконечно малую материальную частицу, с другой - имеет способность чувствовать: “Всякий атом материи чувствует сообразно окружающей обстановке. Попадая в высокоорганизованные существа, он живет их жизнью и чувствует приятное и неприятное, попадая в мир неорганический, он как бы спит, находится в глубоком обмороке, в небытии” [22]. В общем же оказывается, что вся Вселенная является живым образованием и потому способна к чувственному восприятию.

В ходе эволюции материя породила человека, чтобы не только двигаться к высшему уровню своего развития, но и с его помощью познавать себя. Вся природа мирозданья упорно шла к своей цели - созданию человека с потрясающими, поистине безграничными способностями мозга и разума. Природа достигла этого, сконцентрировав все свои грандиозные возможности в молекулярной структуре вещества, чтобы через миллиарды лет мог появиться мозг человека, поразительные способности которого обусловлены функционированием бесчисленного количества клеток. Одной из самых необыкновенных способностей этого мозга является постановка вопросов: почему, зачем и т.д., т.е. вопросов познания, находящегося на достаточно высоком уровне. Иными словами, материя в образе человека ставит вопрос о смысле своего существования и стремится получить на него ответ. И когда человек накапливает знания, включающие в себя творения философов, писателей, поэтов, художников, ученых, жрецов, богословов и др., чтобы достигнуть полной истины о мире, тогда он вступает в космическую эру.

Космическое бытие человечества (напомним, что социально организованное человечество и есть человек: его остальные ипостаси — это человеческий индивид и биологический вид) проходит, по К. Циолковскому, четыре основные эры:

- эру рождения, которая вскоре наступит и будет длиться миллиарды лет;

- эру становления - расселения человечества по всему космосу, ее длительность равна сотням миллиардов лет;

- эру распада человечества, тоже длящуюся сотни миллиардов лет,

- терминальную эру порядка десятков миллиардов лет, когда человечество найдет ответ на вопрос “зачем” и из корпускулярной, вещественной формы существования перейдет в волновую — “лучистую” форму бытия.

Затем через многие миллиарды лет лучистая эра космоса сменится корпускулярной, но уже более высокого уровня и опять начнется тот же цикл: возникнут туманности, звезды и планеты, в ходе эволюции появится более совершенный человек, чем в предыдущем цикле круговорота космоса. Пройдя через все высокие эры, человечество снова перейдет в лучистое состояние тоже более высокого уровня. Смена этих космических циклов будет продолжаться до тех пор, пока не появится “сверхновый” человек, который благодаря абсолютному всезнанию достигнет состояния сознания, считающегося прерогативой богов. В результате космос будет представлять собой великое совершенство [23], и “гомо космикус” отождествится со Вселенной.

Исходным моментом такого рода мировоззренческих поисков К. Циолковского является проблема этики, причем он “поднимает” земную этику до ранга космической, ибо постулаты и принципы земной этики получают у него общекосмическое значение (на это обращает внимание наш методолог В. Казютинский). По его мнению, из подобия путей развития цивилизации в космосе следует единство их задач и целей, начиная с преобразующей космос деятельности и кончая моральными принципами и нормами поведения в обыденной жизни. Ведь Земля - это та часть космоса, в которой уже начинают выполняться моральные законы, основанные на “истинной человеческой любви”. Поэтому имеется нечто общее “... между всеми существами, которые достигли совершенства: имеют они тот же самый разум, одно познание, одну цель - общее вечное счастье” [24]. Однако тождество земной и космической этики относительно: насколько разумные и совершенные космические существа уже давно выполняют императивы научной этики, настолько землянам предстоит длинный путь для достижения и осуществления этих категорических императивов.

Выдвинутая К. Циолковским система космической этики исходит из того, что основной и неотъемлемой чертой всего живущего в космосе является стремление к счастью и совершенству. Его рациональные идеи начинают уже оказывать влияние на формирование межчеловеческих отношений в условиях космической деятельности. Следует отметить, что такого рода космическая этика отнюдь не носит абстрактного характера, она вносит свой вклад в процесс космизации культуры. К этому нужно добавить и то, что его мысль о слиянии всех человеческих разумов и воль в единый деятельный сверхразум является предвосхищением более поздней точки зрения французского палеонтолога и теолога Тейяра де Шардена, исходившего, из философского антропоцентризма (человек занимает исключительное положение в космосе) и писавшего о “концентрации сознания” отдельных индивидов в коллективный разум - точку Омега.

<< | >>
Источник: Поликарпов B.C., Поликарпова В.А.. ФЕНОМЕН ЧЕЛОВЕКА - ВЧЕРА И ЗАВТРА. Ростов-на-Дону,1996. - 576 с.. 1996

Еще по теме 1.2. “Гомо космикус” К. Циолковского:

  1. 3.5. На пути к гомо креатору
  2. КОСМИЧЕСКАЯ ОРИЕНТАЦИЯ МИРОВОЗЗРЕНИЯ ЦИОЛКОВСКОГО
  3. 2.4. Идеи «деятельностной нирваны» в «космической философии» К. Э. Циолковского
  4. § 3. Первая задача К. Э. Циолковского
  5. ЦИОЛКОВСКИЙ И ВЕРНАДСКИЙ (Сравнительный анализ философских идей)
  6. Загадочные случаи из жизни К. Э. Циолковского
  7. ЦИОЛКОВСКИЙ: ПРОГНОЗ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ КОСМИЧЕСКИХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ
  8. § 4. Вторая задача К. Э. Циолковского
  9. 20. Космизм в русской философии (Н.Ф. Федоров, К.Э. Циолковский, А.О.Чижевский, В.И. Вернадский). Его основные положения
  10. Примерные образцы постановлений о возмещении расходов и об оплате вознаграждения
  11. Русский космизм
  12. Введение
  13. Генетические варианты, связанные с изменением свойств эритроцитов и обеспечивающие устойчивость к возбудителям малярии.
  14. Слово в лексической системе языка
  15. Проблема Большого Эксперимента на планете Земля
  16. 14.6. УЧЕБНАЯ И ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА
  17. ИМПУЛЬСЫ ФИЛОСОФИИ НАУКИ