загрузка...

5.4. Полицентрическая модель “Я”

Внутренний мир “Я” весьма сложен, многомерен и имеет много “этажей”, или уровней, которые взаимосвязаны и переплетаются друг с другом. Об этом весьма рельефно свидетельствуют результаты такого нового направления в современной психологии, как топологическая психология [47]. Развитие топологической психологии связано с огромными трудностями, возникшими из-за того, что все модели — это сложные многоуровневые системы, “погруженные” в психику человека глубже не только логики и языка, но Дажерациональности и сознания. Новейший исторический опыт показывает, что именно нелогическое .и “невыразимое”, нерациональное и более всего - подсознательное детерминирует поведение масс. Уже “глубинная” или “аналитическая” психология представляет собой целое “исчисление” предсознательных, предрациональных и предлогических уровней психики человека.

Перечислим 10 уровней подсознания и сознания более или менее основательно исследованных учеными. В самой глубине человеческой психики находятся 3 уровня предсознания:

o уровень сексуальных влечений в общем виде (З. Фрейд),

o уровень доминирования, власти, “первенства” (Ф. Ницше и А. Маслоу),

o уровень формирования сознания - от нераздельных образов через культ “Большой Матери” к сонму различного рода “героев” от св. Георгия, побеждающего дракона, и т.д. (Э. Нойман).

Далее следуют 3 уровня уже сознательного “Я”, отделяющего себя от мира, но еще предрационального:

- идентификации (Э. Эриксон),

- “общественного стандарта” власти - тюрем, полиции, казней, больниц и сумасшедших домов (М. Фуко),

- национальная и далеко не простая идентификация (Г.Д. Гачев и П. Безансон).

- Наконец, можно выделить вполне рациональные, но еще “предлогические” уровни:

- топологической интерпретации языка и различных “языковых игр” (Р. Тома и Л. Витгенштейн),

- абсолютно бессубъектная наука (Р. Декарт и Н. Ньютон)

- топологически неотделимые от человека структуры (П.А. Флоренский и М. Хайдеггер),

- архетипы искусства и науки (К. Юнг и В. Пауль).

Таким образом, в глубинах человеческой психики (в подсознании) и в предрациональном сознании человека можно выделить несколько слоев, не говоря уже о самом уровне сознания и сфере ультрасознания, или сверхсознания.

Можно сказать, что на различных уровнях многоэтажной структуры человеческого “Я” (если исходить из гипотезы его “множественности”) располагаются разные потенциальные “Я”. Это значит, что наряду с широко распространенной моделью “моноцентрической интеграции” существует также модель полицентрической интеграции личности, или “Я”, с более богатой и сложной структурой (по сравнению с моноцентрической моделью), в которой поле творческих напряжений является естественным следствием сосуществования — в одной личности - нескольких разных центров, или “Я”, вокруг коих концентрируются мысли, чувства и желания.

В качестве результата формирования личности полицентрическая структура чаще всего возникает благодаря непрестанной активности слоев, сформированных на ранних этапах развития личности, которые будучи погребены под более поздними слоями, дают знать о своем существовании. Следует заметить, что научную дисциплину о формировании последовательных “слоев души” (названную “психоптихологией”) пытался в 30-х гг. нашего века создать С. Фрич [48]. Среди современных психологов интересные размышления о “законах геологии души” можно обнаружить в книге Г. Олехнович “Первые шаги среди людей” [49]. Имеются “однослойные” индивиды, чье развитие остановилось с момента появления первого слоя или же когда последний слой “придавливает” и полностью заглушает предыдущие слои. Такая однослойность обычно обусловлена моноцентрической интеграцией личности. Полицентрическая структура является преимущественно многослойной, активность последнего сформированного слоя в ней сопряжена с активностью ранее сформированных слоев, а также с активностью еще формирующихся.

Различие между слоями может быть связано с изменением мировоззренческой картины и политических взглядов, с принятием другого способа видения и с модификацией понятийного аппарата. В полицентрической структуре “Я” новые представления не вытесняют старые, а входят с ними в аутентичный внутренний диалог. Вместо изменения угла зрения появляется способность к обозрению одного и того же предмета (объекта) одновременно с разных точек зрения (данная способность человека давно уже выработана в восточных культурах). В своей практике одному из авторов приходилось иметь дело со студентами и аспирантами из Непала, в чьем сознании прекрасно совмещались религиозные и научные представления и никакого противоречия, вопреки многочисленным писаниям наших специалистов по атеизму, не наблюдалось. Непальцы могли обсуждать фундаментальные проблемы современной науки и сразу переходить к рассмотрению кардинальных моментов своей религии, ничуть не смущаясь их “несовместимостью”. Полицентрическая структура “Я” становится психологическим основанием методологического плюрализма, позволяющего постигать каждый предмет в его объективной многоаспектности и всесторонности.

Полицентрическую структуру “Я” не следует, однако, редуцировать исключительно к сосуществованию различных взглядов (способов видения мира). В нее входит также и прежде всего сосуществование различных чувств, стремлений, потребностей, желаний и амбиций. Представляет значительный интерес не столько обычное “внутреннее противоречие” между усвоенными элементами научного взгляда на мир и эмоциональной привязанностью к элементам религиозных традиций, сколько взаимодействие научных и художественных устремлений человека или междисциплинарное исследование новых областей мира понятийными средствами нескольких разных научных дисциплин. Интересно, что полицентрическая модель “Я” напоминает структуру музыкального произведения, которое проанализировано в философии музыки Э. Блохом [50]. Такого рода аналогия между этими структурами отнюдь не является случайной. Вспомним необычайно глубокое и удачное определение музыки у Платона: музыка - это искусство портретирования (eikastike) [51]. В данном случае “портретирование” отличается от скульптуры, живописи, фотографии, кинофильма тем, что вместо показа тела человека оно раскрывает перед нами внутреннюю структуру человеческой активности. Можно очертить модель портрета человека, позволяющего проникнуть в его внутренний мир.

- Во-первых, портрет должен показывать не внешнее, а внутреннее, не тело, а личность “Я”.

- Во-вторых, изображать не какой-то выбранный момент, но весь процесс формирования личности: не один слой, а всю многослойную и полицентрическую структуру личности.

- В-третьих, следует фиксировать не только саму жизнь индивида, но и прежде всего то, в чем он себя воплотил (определил, если говорить философским языком). Ведь личность формируется в мире культуры, которая представляет собой опредмеченное бытие человека; каждый индивид в ходе освоения мира культуры присваивает мысли, чувства, потребности и способности других личностей.

- В-четвертых, важны не только готовые, завершенные предметы мира культуры, в первую очередь следует уловить процесс их создания, раскрыть тайны творческой деятельности человека.

- В-пятых, не менее существенно описание контактов (“встреч”) индивида с теми личностями, которые интериоризировались в компоненты его “Я” (например, в центры отдельных слоев личности).

- В-шестых, портрет должен воспроизводить не только прошлое и настоящее “Я”; его задача состоит в показе того, что еще не сформировалось, в предвосхищении того, чего еще нет, но может и должно появиться “из моря возможностей” (Э. Блох).

Необходимо подробнее рассмотреть последний элемент модели портрета в силу его существенной роли в понимании функционирования “Я”. Для этого можно воспользоваться теорией литературного произведения, созданной польским ученым Р. Ингарденом. С этой целью предположим, что портретируемое “Я” в чем-то аналогично произведению литературы, которое наряду с определенным содержанием заключает в себе “островки неопределенности” [52]. Тогда иное “Я” (в том числе и исследователь) выступает в роли реципиента литературного произведения; это значит, что другое “Я” в ходе контакта с нашим “Я” вынуждено наполнить своим содержанием “островки неопределенности” путем интерпретации, становясь таким образом сотворцом эстетического. Таких островков неопределенности в “Я” весьма много, однако наиболее важные из них находятся в области того, чего еще нет. В процессе толкования другим “Я” портретируемого “Я” происходит снятие неопределенности, актуализация потенциального, содержащегося в островках неопределенности, что влечет за собой ряд следствий:

- во-первых, предвосхищается то, чего еще нет;

- во-вторых, появляется возможность предвидения направления развития “Я”;

- в-третьих, образ полицентрической структуры “Я” дополняется слоями, которые еще не сформировались, но могут быть угаданы воображением иного “Я”.

Отсюда следует вывод, что портрет нашего должен не только воспроизводить процесс формирования полицентрической структуры человека, но так же предвосхищать его будущую судьбу, не только показывать “Я” в свете тех “встреч”, которые оказали решающее влияние на те пли иные фазы развития, но и предвидеть встречи, которых еще не было, но которые могут и должны случиться. Нельзя не согласиться с польским исследователем А. Новицким, применившем модель полицентрического “Я” к описанию фигуры философа: “Наряду со случайными встречами существуют такие, к которым неизбежно приводит логика исторического развития культуры: встречи между индивидами, которые взаимно дополняют и определяют друг друга, обнаруживая скрытые аспекты своих структур” [53].

Эвристический потенциал полицентрической модели “Я” весьма значителен, ибо дает возможность решать фундаментальные проблемы человеческой экзистенции. Одной из них является проблема формирования или конструирования нового человека: и если раньше на это претендовали различного рода революционеры, движимые прометеевским духом, то теперь это не дает покоя некоторым ученым. Американский специалист Б. Скиннер в своей книге “Уолден Два” прямо говорит об управлении человеческим поведением с помощью наук о поведении: “Ну хорошо, а что вы скажете о конструировании личности? Это бы вас заинтересовало? Управление темпераментом? Дайте мне необходимые параметры, и я дам вам такого человека! Что вы скажете об управлении мотивацией, формировании интересов, которые сделают людей в высшей мере производительными и преуспевающими? Это кажется вам фантастикой? Тем не менее уже существуют некоторые методы такого рода, а остальные можно разработать экспериментально. Только подумайте о возможностях!” [54]. Не следует сбрасывать со счетов науки о поведении, ибо они добились немалых результатов в управлении поведением человека, в конструировании биосистем с заданными свойствами. Здесь используются свойства одного из слоев полицентрической модели “Я”: при подавлении всех остальных слоев можно получить “одномерного” человека (история нашего века уже показала нам его). Мы не говорим о том, что существовавшими методами поведенческой технологни можно зомбировать человека. Так, в телевизионной передаче “Тореадор” наш разведчик (полковник Журов) сообщил, что он действовал в одной стране под именем Жака, которое было его четвертым “Я”. В данном случае зомбированпе использовалось в разведывательных целях, причем весьма эффективно.

Имеется и иная альтернатива применению поведенческих наук, связанная с определенной системой ценностей. Американский ученый К. Роджерс в качестве таких ценностей выделяет:

- обретение человеком достоинства и значимости благодаря развитию всех его потенциальных возможностей;

- самоактуализация индивида;

- творческая адаптация человека к изменяющемуся миру;

- формирование на основе прогресса знаний нового восприятия мира [55].Тогда наука сможет помочь человеку и человечеству в том, чтобы они смогли управлять (понятно, в определенной степени) собствен-• ной эволюцией - физической, психологической и социальной.

Полицентрическая модель “Я” позволяет использовать магические знания для осуществления творческих потенций современного человека. Тот же К. Кастанеда, приводя рассуждения мага дон Хуана об охоте, фактически дает символическое описание психологического отношения, подходящего для получения информации из бессознательного [56J. В плане нашего исследования существенным является то, что охотник рассматривает мир с разных точек зрения: он не только относится к нему с позиции своего “Эго”, но и может оценивать его под углом зрения вневременного психического бытия. Он имеет возможность оценить свою ситуацию и сознательно, и с помощью сновидений н фантазий как языка бессознательного, представляющего “вторую личность”. Именно эта вторая личность выражает безвременное в психике, ее диалог с сознательным “Я” позволяет индивиду творчески подходить к жизни и достигать полноты бытия, т.е. быть целостной личностью.

Завершая обсуждение полицентрической модели “Я”, можно ее наглядно представить в виде произведения “теплого искусства”. Последнее - это традиционная живопись, но по новому материалу, особой токопроводящей ткани, упакованной в весьма непростой стеклопластик (она получена в ходе создания материалов для космической техники). При росписи по горячей пластине появляются удивительные эффекты: основной из них состоит в том, что на пластмассовую аморфную поверхность можно нанести до 8 слоев масляной прозрачной краски и тогда будет “восприниматься” даже нижний слой. В этом случае, например при написании картины, изображающей уличную сцену на фоне вечернего городского пейзажа, появляются объемность и просматриваются все слои картины. Иными словами, картина “теплого искусства” служит наглядным аналогом полицентрической модели “Я”. Многомерный человек имеет полифундаментальную природу — это “неодносущностная” структура, требующая своего дальнейшего исследования.

<< | >>
Источник: Поликарпов B.C., Поликарпова В.А.. ФЕНОМЕН ЧЕЛОВЕКА - ВЧЕРА И ЗАВТРА. Ростов-на-Дону,1996. - 576 с.. 1996

Еще по теме 5.4. Полицентрическая модель “Я”:

  1. § 3. Кейнсианская модель равновесия между совокупным спросом и совокупным предложением (модель AD—AS)
  2. 4. Модель равновесия на денежном рынке LM. Общая модель равновесия на товарном и денежном рынках IS - LM
  3. Модели организации знаний о действиях. Процедурные знания. Теория (модель) семантической организации процедурных знаний
  4. Модели мотивации:
  5. 45.Модели принятия управленческих решения.
  6. 6. Патентоспособность полезной модели
  7. Модель бухгалтерской отчетности
  8. Модели местного самоуправления:
  9. Сложная модель
  10. Глава 10. МОДЕЛИ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ЭКОНОМИКИ
  11. Модель простого СЛОВА
  12. Модель