загрузка...

СУДЬБА ЯДРОВКИ, имения поэтаЕвгения Абрамовича Боратынского

Боратынские стали хозяевами этой земли в 1798 году. Ядровка вошла вместе с другими деревнями и сельцами в те земли, которые по указу императора Павла Первого в 1797 году были подарены за ревность к службе братьям Боратынс
ким - генерал-майору Абраму (1767-1810) и контр-адмиралу Богдану (1769-1820). До этого земли были населены государственными крестьянами. Деревни имели свои названия. Село Вяжля, центр имения братьев Боратынских, сельцо Мара, сельцо Ольховка, сельцо Ядровка, сельцо Подгоренка, сельцо Козловка. В царском указе они именовались как деревни и села с огородами, покосами, рыбными ловлями. Потом появятся именные названия сел (Софьинка, Сергиевка, Варваринка, Марьинка), но уже к концу XVIII века в этих местах населенные пункты имели свои названия.
Бывал ли Боратынский в этом краю имения до того, как стал хозяином, сказать трудно. Но - возможно, бывал. Потому что земли были папенькины, Абрама Андреевича, и необходимо было их объезжать, участвовать в управлении хозяйством.
В 1810 году отец Абрам Андреевич умер. Хозяйкой большого имения стала мать Александра Феодоровна (1777-1853). Долгое время имение не было разделено между детьми.
В 1833 году имение наконец-то разделено. 23 августа
1833 года на высочайшее имя ушло прошение о разделе Вяжлинского имения (не Мара, как иногда пишут!) покойного генерал-лейтенанта А. А. Боратынского между его вдовой А. Ф. Боратынской и ее детьми Евгением, Ираклием, Львом, Сергеем, Софией, Наталией и Варварой.
За матерью осталась усадьба Мара; брат Сергей получил усадьбу, которая стала называться Сергиевкой, хотя жил чаще всего в Маре; сестра Софья - ближнее к усадьбе Мара сельцо Мара, которое стало называться Софьинкой (ныне центр сельсовета), следующее за речушкой Марой безымянное сельцо - Варваринка (Рачиновка) по имени сестры Варвары (1810-1891), бывшей замужем за А. А. Рачинским. Брат Ираклий не получил никакого сельца. Может быть, наследная доля ему была выплачена деньгами. Брат Лев жил в усадьбе в соседней Осиновке.
Евгению Боратынскому, прекрасному русскому поэту, досталось отдаленное сельцо, почти на границе с землями имения Н. И. Кривцова. Название сельца - Ядровка, Веденевка (или Веденеевка тож). Называлось Ядровкой до Боратынского, сохранило это название до сих пор.
Этот раздел утвержден законным способом лишь в
1845 году уже после смерти Евгения (1800-1844) и Софии (1801-1844).
3 февраля 1845 года Раздельный акт освидетельствован Кирсановским уездным судом. По этому документу дети Абрама Андреевича унаследовали имение "оставшееся после отца их генерал- лейтенанта А. А. Боратынского в селе Вяжлях
1250 душ с принадлежащим к оному угодьями за исключением седьмой части, принадлежащей матери Александре Феодоровне Боратынской, остальное количество крестьян и угодий разделили между собой полюбовно". Наследная часть Е. А. Боратынского по наследству перешла к его детям Льву, Дмитрию и Николаю Евгеньевичам Боратынским.
В последствии поэт приезжал в Мару еще в 1837 году и жил с семьей в Маре вместе с маменькой Александрой Федоровной осенью 1840 - зимой 1841 года. Именно состояние дел в полученном имении Ядровке, скорее всего, и стало причиной столь неожиданно длительной задержки поэта в родных местах. Дела его имения в сельце Ядровка произвели на него тягостное впечатление: "Радуйся, - писал поэт своему другу С. А. Соболевскому, - я нашел здешнее мое имение в таком положении и получил из других такие вести, что я думать не могу ехать в Петербург. Остаюсь в деревне на год, кругом меня прекрасные степные виды, но дальнейшие мне не позволены".
Больше поэт в родных местах не бывал. В 1841-1843 годы он строил для своей семьи дом в имении жены Мураново под Москвой. В 1843-1844 годы вместе с женой и старшими детьми путешествовал по Европе, поселился весной 1844 года в Неаполе, где неожиданно скончался ранним утром 11 июля 1844 года.
Не в упрек прежним исследователям, с их слов утвердилось понимание, что Боратынские - это только усадьба Мара, и после смерти Е. А. Боратынского Боратынские-дети более в родных местах не живали и не бывали. Однако это не так. История Ядровки - лучшее тому доказательство.
В Национальном Архиве Республики Татарстан хранится любопытнейший документ. Это проект раздела имения отца
Е. А. Боратынского, предпринятый его детьми Л. Е., А. Е., Д. Е., Н. Е., М. Е., З. Е. Боратынскими после смерти их матери А. Л. Боратынской (1804-1860). Документ называется "Предположение раздела знаменитого рода Боратынских, которые значатся русскими дворянами с 7162 года от сотворения мира".
Прежде всего наличие этого документа, его содержание говорит о том, что дети поэта хорошо знали это имение своего отца, так же, как и казанские имения их матери. Они бывали в нем, жили здесь, знали имущественное положение, окрестности имения, земельные угодья.
Из этого документа видно, что Ядровка была унаследована Левушкой и Сашенькой. Левушке доставалась "1. Ядровская земля, оставшаяся за наделом, с лугами и овцами, что доходу 1732 р. (676 десятин пашни, 66 ^ десятин лугов и 237 овец). 2. Лес в том же имении, оцененный в 1000 р. (120 десятин с полянами)."
Сашенька по этому разделу получала "Ядровский крестьянский надел, приносящий чистого дохода 1529 - 56".
Эти предположения были окончательно закреплены в "Проекте раздела 1866 года". По нему А. Е. Боратынской выделялось в Шестом участке пустоши Займище при селении Ядровка 686 десятин 285 кв. саженей.
А Л. Е. Боратынскому выделялось в третьем участке пустошей Погодья, Татарской 863 десятин 2339 кв. саженей, в том числе 30 дес. Строевого леса.
В 1862 году Л. Е. Боратынский подписал с крестьянами селения Ядровка, Веденьевка тож, Договор об изменении в разверстании крестьянских угодий против Уставной Грамоты, утвержденной 17 декабря 1861 года. Для нас сейчас - это память не только имущественных отношениях помещика и крестьян, но и память о земле, ее особенностях: "Не включаются в состав крестьянского надела, не облагаемыя одиннадцать десятин у прудка, находящиеся в пределах крестьянского надела, назначаемыя для прогона
господского скота к прудку, равно исключенная из крестьянского надела по уставной грамоте дубовая рощица, на склоне оврага и при ней вагончик, занимающий около четырех с половиной десятин, прилегающий к меже Сергиевского поселка, к крестьянским выгонам и усадьбам.". Этот документ наравне с коллежским секретарем Л. Е. Боратынским подписали временнообязанные крестьяне Ядровки Филипп Куркин, Самоил Широватов, Степан Честихин, Петр Плохов, Семен Шершов, Тимофей Бодров, Никита Сосновский, Минай Щербинин и многие другие крестьяне, а за неграмотных руку приложили уполномоченный от них мирским приговором купеческий сын из Чембарского уезда соседней Пензенской губернии Дмитрий Чернов и волостной писарь Сергей Руднев.
27 декабря 1871 года Л. Е. Боратынский вводится во владение Ядровкой по раздельному Акту с гвардии штабс-капитаном Д. Е. Боратынским, гв. Поручиком Н. Е. Боратынским, А. Е. Боратынской, М. Е. Боратынской, женой колежского асессора Ю. Е. Салтыковой, урожд. Боратынской, и З. Е. Геркен, урожд. Боратынской. Этот раздельный Акт был утвержден в Казанской палатегражданского суда 23 января 1867 года.
По оценочной описи 1886 года под усадьбой находилось 17,5 дес., пахотной земли было 526,5 дес., под сенокосом - 33 дес., на неудобную землю приходилось 5 дес. 600 саж. В имении Л. Е. Боратынского стоял дом смешанный, крытый железом, кошара, крытая соломой с глиной, погреб, людская, амбар, крытые железом, еще две кошары, конюшня, два амбара, рига деревянная. Часть этих построек наверное были еще при первом хозяине Ядровки Е. А. Боратынском.
В 1887 году Л. Е. Боратынский просил Тамбовское отделение Дворянского Поземельного Банка о выдаче ему ссуды под залог имения в с. Ядровке на 48 лет 8 месяцев.
В 1888 году с аналогичной просьбой обращается в банк его племянница Ю. Д. Геркен.
24 июля 1896 году Л. Е. Боратынский приобретает
295 дес. 600 саж. в первом месте, 561 дес. 1900 саж. во втором месте, в третьем месте 25 дес. 1100 саж. по полюбовной сказке между ним и его братом Н. Е. Боратынским, его племянницей С. Д. Толстой и потомственным дворянином титулярным советником Львом Вячеславовичем Карвовским- Дашкевичем.
В 1900г. Л. Е. Боратынский продал часть земли с постройками земли крестьянину А. И. Семерову и обществу крестьян с. Ядровки.
15 мая 1906 года Л. Е. Боратынский умер, детей он не имел, и его имение скорее всего отошло в казну. Или по завещанию могло отойти его племянникам. Что стало с землями, принадлежащими другим потомкам поэта, внукам Н. Е. Боратынского, Д. Е. Боратынского, сказать сейчас трудно.
Сосед Боратынских по с. Ядровка Л. В. Карвовский-Дашкевич продал в 1901 года заложенное свое имение крестьянам Е. Г. и Ф. Е. Бокачевым.12
Революция 1917 года круто переменила жизнь бывшего имения Боратынских. Новая власть была беспощадна к землевладельцам. Судьба многих из них сложилась трагически. Может быть, когда-то прояснится и тяжелая судьба мужика-землевладельца Андрея Ивановича Семерова, землевладельцев Бокачевых. О Ядровке как имении поэта Е. А. Боратынского в 20 - 30-е годы знали, конечно, немногие. Ни говорить, ни писать об этом было невозможно.
Крестьяне муж и жена Ширшовы Николай Иванович, 1932 г.р., и Анна Ивановна, 1931 г.р., живущие в своем домишке на склоне холма, рассказывали, что на вершине холма когда-то жил осинский мужик, а потом он стал богатый купец Семеров, поэтому и зовется это место Семеров бугор. Ширшовы уже не помнили, что Ядровка принадлежала Боратынским. Они помнят, что их барин - Чичерин, революционер.
Семеров бугор - высокая точка над рельефной местностью, где в низине речка Вяжля делает три раза повороты. Три речных полосы - как напоминание о гербе Боратынских.
Живущие под горой в своем доме Бокачевы Наталья Андреевна, 1930 г.р., и ее сын Сергей, 1960 г.р., тоже рассказали немало интересного. Мать Наталья Андреевна помнит, что в церковь ходили в Сергиевку, каждое село в свои двери: ильинские в свои, ядровские в свои, а сергиевские - в свои. А про свою деревню ничего нового сказать не могла.
Неожиданно вспомнил Сергей: "Наша Ядровка - была барское село, называлось Евгеньевкой. Поэт был такой, Евгений Боратынский". Мать его удивилась, что помнит он, молодой, а не она. Сергей пояснил матери так: "Ты все в делах, в заботах, а я все в детстве со старухами сидел, все слухаю, что мимо летит, а что и остается. Вот старухи и говорили, что наша Ядровка называлась Евгеньевка".
Евгеньевка как раз и располагалась на самом высоком здешнем холме, как любили размещаться в этих местах Боратынские. На холме, который сейчас зовут Семеровым бугром.
Сейчас над бывшей Евгеньевкой веют чистые ветры, склоняются под ветром ковыль, и так же, как при Евгении Боратынском. Далеко видно во все стороны с высоко взнесенного над окрестными лугами холма.
<< | >>
Источник: В. П. Кудинов. Культура русской провинции. Новые исследования: Материалы научно-практической конференции Отв. ред. В. П. Кудинов , Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та,2002. 120 с.. 2002

Еще по теме СУДЬБА ЯДРОВКИ, имения поэтаЕвгения Абрамовича Боратынского:

  1. ДОКУМЕНТЫ РОДА БОРАТЫНСКИХ в фондах ГАТО (Указатель)
  2. ПОРТРЕТ А. С. БОРАТЫНСКОЙ (в дополнение к атрибуции)
  3. ФОРТУНА, РОК, СУДЬБА
  4. 2. Судьба до неоплатонизма.
  5. 2. Судьба
  6. Глава V Судьба еврейств
  7. 4. Прокл о судьбе.
  8. 1. Логический и структурный смысл античного учения о судьбе.
  9. ИДЕЯ СУДЬБЫ И ПРИНЦИП ПРИЧИННОСТИ
  10. Повороты судьбы
  11. СУДЬБА [1801]
  12. Судьба распределяет занятия
  13. 3. Единое и судьба у неоплатоников.
  14. СУДЬБА И ДЕЛО БОЭЦИЯ
  15. 85. Жизненные сценарии в судьбе человека
  16. Послесловие к сборнику «Судьбы»
  17. СУДЬБА ЛЮБВИ СЕГОДНЯ